Гештальт группы. Гештальт упражнения в группе


Гештальт группы

Внешнее отличие практики гештальт-групп от Т-групп и групп встреч заключается в том, что руководитель гештальт-группы одномоментно работает не со всеми ее участниками, а один на один с кем-либо из ее членов, добровольно согласившимся стать на время главным действующим лицом, т.е. сесть на так называемое "горячее место". Остальные члены группы наблюдают за процессом взаимодействия ведущего и клиента, находящегося на "горячем стуле". В результате такого наблюдения они начинают лучше понимать и осознавать собственные проблемы, идентифицируя себя с человеком, с которым работает ведущий.

Ключевыми понятиями гештальттерапии являются осознание и сосредоточенность на настоящем. Саморегуляция зависит от осознания человеком того, что с ним сейчас происходит, и от способности жить текущими заботами. От участников гештальт-групп требуется, чтобы они не обращались к прошлому опыту и не думали о будущем.

Основные формы работы гештальт-групп1. Клиент-центрированная терапия.2. Группо-центрированная терапия.3. "Мастерская".

Принципы и технические процедуры, используемые в гештальткоррекции, связаны с настоящим.

Основные принципы гештальткоррекции1. Принцип "здесь и сейчас". Это функциональная концепция того, что делает индивид в данный момент. Например, акт воспоминания далекого прошлого является частью "сейчас", а то, что происходило несколько минут назад, не является "сейчас". "Живи сейчас, пусть тебя заботит настоящее, а не прошлое или будущее".Гештальткоррекция исходит из того, что люди тратят свою энергию на сожаление о прошлом или на тревоги и опасения, связанные с будущим, вместо использования энергии для решения насущных задач. "Здесь и сейчас" выступает существеннейшим моментом психологического процесса, когда психолог побуждает клиента оставаться в потоке актуальных переживаний, не выходя из него и тем самым научаясь соотносить свое переживание ситуации с самой ситуацией.2. Принцип "Я- ты" выражает стремление к открытому и непосредственному контакту между людьми. Часто свои высказывания члены коррекционной группы направляют не по адресу, не конкретному участнику, а в сторону или в воздух, что обнаруживает их опасение и нежелание говорить прямо и однозначно.Психолог побуждает участников группы к непосредственному общению, просит адресовать конкретные высказывания конкретным лицам. Прямая конфронтация мобилизует аффект и живость переживания.3. Принцип субъективизации высказываний. Психолог предлагает клиенту заменять объективизированные формы типа: "Что-то давит у меня в груди", на субъективизированные: "Я подавляю себя". Это помогает клиенту рассматривать себя как активного субъекта, а не как пассивный объект, с которым делаются разные вещи.4. "Континуум сознания" является неотъемлемой частью всех технических процедур, но может использоваться в качестве отдельного метода. Это концентрация на спонтанном потоке содержания переживаний, метод подведения индивида к непосредственному переживанию и отказу от вербализации и интерпретации. Осознание чувств, телесных ощущений и наблюдение за движениями тела способствуют ориентации человека в самом себе и в своих связях с окружением.

Виды работы в гештальт-группе1. Драматизация. Эта группа процедур основана на развитии в драматизированной форме определенного аспекта существования клиента, выявляемого им в коррекционной ситуации. Началом действия может послужить какое-то высказывание или жест клиента, привлекшие внимание психолога. В дальнейшем путем анализа содержания, заключающегося в первоначальном высказывании или жесте, клиент в сотрудничестве с психологом постепенно подводится к сложному действию в форме вербально-двигательной монодрамы, направленной на полное выявление значения и эмоционального содержания. Психолог помогает клиенту осуществлять поиск соответствующих форм экспрессии, предпринимать действия, стимулируемые очередными переживаниями, раскрыть значение и смысл всей сцены и отдельных ее элементов.

Драматизация может касаться различных содержаний и сторон личности клиента, например незаконченных ситуаций из прошлого, актуальных ситуаций, желаний, установок и т. п. Ход некоторых процедур приобретает иногда особенно драматическую форму, однако психолог не должен стремиться к достижению внешних, "эстетических" эффектов, поскольку желаемый результат вызывается не богатством экспрессии, а изменением внутренней системы значений, связанных с выполняемыми действиями.2. Направление поведения. В некоторых ситуациях психолог предлагает выполнить определенные действия, дает инструкции и указания относительно того, что можно сделать в данный момент. Такие инструкции не определяют, как клиенту следует поступать в жизни, они только указывают направление конкретного поведения во время коррекционной работы. Такой эксперимент вызывает определенные переживания, способные изменить точку зрения клиента на его прежнее поведение, переживания, отношения с людьми.Например, человека, который при разговоре постоянно как бы постанывает (охает), но не сознает звучания своего голоса, психолог может попросить намеренно усиливать стон во время разговора. Человека с очень тихим и мягким голосом можно попросить говорить так, как если бы окружающие находились на большом расстоянии от него. Тому, кто обыкновенно говорит напыщенно и величаво, можно предложить обратиться к другим участникам группы со специальной торжественной речью. Хотя эта процедура содержит некоторые элементы драматизации, однако она ограничена специфическим поведением и направляется инструкцией психолога. Предложения психолога предоставляют клиенту возможность испытать поведение, которого тот избегает или которое является для него новым, трудным. Испытание и проверка этого поведения может раскрыть какие-то важные аспекты его личности.

Например, клиенту, который очень неохотно высказывался в группе, опасаясь мешать ее работе, психолог предложил время от времени мешать остальным участникам группы. Он начал вести себя согласно инструкции и действительно мешал работе, однако по мере вовлечения в групповую дискуссию его поведение менялось и в результате превратилось из помехи в конструктивное лидерство. Инструкция психолога не состояла в научении клиента мешать другим, а предоставляла ему случай высвободить свою энергию, заблокированную и связанную представлением о себе как непрошеном госте среди других людей.

3. Работа с фантазией. В гештальттерапии существует ряд упражнений с использованием фантазий, иллюстрирующих процесс проекции и помогающих клиентам идентифицировать и в ряде случаев исправлять фрагментарные аспекты их личности. Ценность этих упражнений состоит в том, что пациенты могут прикоснуться к тем аспектам своей личности, которые никогда полностью ими не осознавались, например игра "Старый заброшенный магазин". Инструкция по выполнению упражнения может быть дана всем членам группы: "Лягте на пол, закройте глаза и расслабьтесь. Представьте, что вы идете вниз по городской улице поздно ночью. Что вы видите, слышите, чувствуете? Вы замечаете маленькую боковую улочку, на которой находится старый заброшенный магазин. Окна его грязные, но, если заглянуть в них, вы можете заметить какой-то предмет. Тщательно его рассмотрите. Отойдите от заброшенного магазина, идите, пока не вернетесь в город. Опишите предмет, обнаруженный вами за окном заброшенного магазина. Затем вообразите себя этим предметом, описывая его от первого лица. Как вы чувствуете себя? Почему вы оставлены в магазине? На что похоже ваше существование в качестве этого предмета? Через несколько минут "станьте собой" и еще раз рассмотрите предмет в окне. Видите ли вы в нем что-нибудь новое? Хотите ли что-нибудь сказать ему?", а затем участники поочередно сообщают содержание своей фантазии.

Существует много вариантов этого упражнения. Например, клиенты могут представить себе, что они гуляют по старому большому дому, а когда покидают его, уносят с собой какой-то предмет. Или вообразить, что они цветы и описать свой цвет, форму, соцветия, почву, на которой произрастают, то, как они ощущают солнце, дождь, ветер. Идентифицируясь с предметами, клиенты проецируют на них какие-то свои личностные аспекты.4. Работа со сновидениями. Большое внимание гештальттерапевты уделяют работе над сновидениями. Перефразируя 3. Фрейда, Ф. Перлз говорил, что "сон - это королевская дорога к интеграции личности". В отличие от психоанализа, в гештальттерапии не интерпретируются сновидения, а "прорабатываются". Ф. Перлз считал сновидение проекцией личности, а отдельные элементы сновидения -отчужденными частями личности. Для достижения интеграции необходимо совместить различные элементы сновидения, признать своими спроецированные, отчужденные части личности. С помощью "проработки" отдельных элементов сновидения посредством отождествления с ними и произнесения от их имени монологов обнаруживается скрытое содержание сновидения через его переживание.

Пример работы со сновидением: тревожная, доминирующая, манипулятивная женщина видит во сне, что она идет по извилистой дорожке в лесу с высокими деревьями. Становясь одним из этих деревьев, она чувствует себя более спокойной и имеющей глубокие корни. Возвращаясь в настоящую жизнь, она испытывает недостаток этих чувств и возможность их обретения. Когда она становится извилистой дорожкой, ее глаза наполняются слезами, так как она начинает интенсивно переживать извилистость своей собственной жизни и возможность в какой-то степени ее выпрямления.

Еще один пример, иллюстрирующий помимо того игру "Преувеличение". Молодой замужней женщине снится, как какой-то мужчина выгуливает собаку. Когда участница отождествляет себя с собакой, ее поведение меняется - она становится более вовлеченной, экспрессивной и спонтанной. Произнося монолог: "Я собака, у меня есть хозяин...", она вдруг задает вопрос, который для нее самой кажется неожиданным и значимым: "Зачем ты меня держишь?" Продолжая монолог, женщина совершает стереотипное движение рукой в области шеи, напоминающее стряхивание. На вопрос руководителя о том, что сейчас делает ее рука, недоуменно отвечает: "Не знаю". По предложению руководителя усиливает это движение и повторяет его много раз(при этом лицо все больше и больше искажается страдальческой гримасой) до тех пор, пока вдруг не останавливается и не восклицает: "Это ошейник! Я пытаюсь сбросить с себя ошейник!" Это открытие расценивается ею как маленький "проблеск" осознания. На вопросы участников группы, кого, по ее мнению, олицетворяет мужчина, она отвечает, что это скорее аллегорический образ, за которым стоит и ее отец, и ее муж.

Некоторые руководители развивают работу над сновидением настолько, что она вовлекает помимо увидевшего сон и других членов группы. Работа над сновидением становится тогда внешне похожей на театральное представление, в котором участники группы играют различные части сна. Это дает возможность драматизировать такие аспекты сновидения, которые могут иметь отношение к остальным членам группы.5. Домашняя работа. Действия участников и руководителя во время очередных занятий не создают условий, необходимых для глубоких перемен. Они являются источником важных переживаний, мобилизующих процесс изменения, однако они требуют продолжения и развития в нормальных условиях повседневной жизни. Поэтому сотрудничество с клиентом продолжается за пределами группы.

Домашняя работа клиента должна быть направлена на определенную область его конфликта. Руководитель может, например, предложить клиенту следующие действия:• ежедневно хвалить себя перед каким-то человеком;• договориться о свидании с девушкой моложе себя;• рассказать жене все, что было с ним в течение дня;• записывать ежедневно в течение получаса любые мысли, приходящие в голову в связи с диссертацией, независимо от реальной пользы такой информации.

Подобные предложения всегда связаны с направлением поисков клиента, склоняют его к ситуациям, в которых возможна конфронтация с некоторыми аспектами собственной личности, блокирующими его действия или осознание.

Основные приемы, используемые в работе гештальт-групп1. Расширение осознания. Предполагает лучшее понимание человеком того, что происходит в нем и вокруг него. Для этого участники группы обычно разделяются на пары и описывают состояние своего сознания партнеру во время общения с ним.2. Интеграция противоположностей. Понимание и признание того факта, что в каждом человеке сочетаются разнообразные, дополняющее друг друга индивидуальные качества положительного и отрицательного характера, такие, например, как честность -нечестность; принципиальность -беспринципность и т.д. Определение доминирующей потребности зависит от умения вступить в контакт со средой, которая дает возможность ее удовлетворить. Этот контакт требует умения разграничить среду и собственное "Я", а также отдельные аспекты своего "Я", зачастую полярные ощущения и чувства. В человеке идет борьба противоречивых желаний и свойств (например, робости и смелости, общительности и замкнутости), поэтому важно осознать противоположности, вызывающие данный конфликт. В гештальттерапии с этой целью используют либо интрапсихический эксперимент, либо прием "двух стульев", когда один и тот же человек представляет себя то в роли нападающего, находясь на одном стуле, то в роли защищающегося, пересаживаясь на другой стул. Осуществляемый диалог позволяет постепенно интегрировать контрастирующие части свое го "Я". Упражнение, направленное на расширение сознавания во внешней (а), внутренней (б) и средней (в) зонах, выполняется в паре. Каждый член пары по очереди говорит в течение 2-3 мин.а) "Сейчас я осознаю, что..." - и перечисляет ощущения из внешнего мира (если появляется интерпретация, партнер дает обратную связь). Далее другой член пары выполняет то же задание.б) "Сейчас я осознаю, что..." - перечисляет внутренние ощущения. Затем то же выполняет другой член пары.в) "Сейчас я осознаю..." - и говорит об интересе к чему-то, тревоге, предположениях, своих мыслях, фантазиях и отношениях. Далее то же задание выполняет другой член пары.г) "Сейчас я осознаю..." - говорит о том, куда ведет его сознание, т.е. то, что приходит в голову. Затем то же самое делает партнер.д) "Сейчас я осознаю..." - говорит о своем партнере, ориентируясь на внешнюю и среднюю зоны осознания.Обсуждение всех частей упражнения от (а) до (д) проводится сначала в паре, а затем в группе.3. Усиление внимания к чувствам. Усиление внимания к чувствам помогает участникам более глубоко осознать и понять собственные переживания. Человек склонен избегать 404 неприятных чувств. Чтобы помочь клиенту пережить их, используют утрирование, "раскрытие" негативных переживаний через представление драматизированного события.

Для этого можно использовать ролевую игру, рисунок или танец, облегчающие проявление чувства необычным способом, а это открывает возможность для более глубокого изучения своего внутреннего мира.

4. Работа с мечтами фантазиями, снами. Работа с мечтами представляет возможность лучше ценить себя как личность. Мечты, фантазии, сны - это спонтанная продукция, фрагменты "Я", которые при обычном рассказе могут подавляться. Мечта, сон или фантазия в гештальттерапии переносятся в настоящий момент, например, просьбой рассказать о них сейчас, предложением что-то представить и описать. Психолог ничего не интерпретирует, клиент сам исследует мечту (фантазию, сон) с целью идентификации со своей личностью, прорабатывая ее всю или единичный фрагмент. Работа с фантазией включает в себя минимум два компонента: 1) перенос фантазии на реальную почву; 2) идентификацию фантазии со своей личностью.5. Принятие ответственности. Упражнения, направленные на принятие ответственности на себя, помогают членам группы обрести уверенность, поверить в себя и свои возможности. Непринятие ответственности на себя, приводящее зачастую к неврозу, Ф. Перлз называл "дырами в личности". Для помощи клиенту в осознании собственной ответственности психолог не поддерживает его жалобы и сетования на судьбу, фрустрируя его таким образом еще больше и подготавливая к принятию ответственности за свои действия."Три фразы". Упражнение используется с целью тренировки умения принять на себя ответственность.

Работая в парах, участники произносят поочередно по три фразы, глядя в глаза партнеру и начиная с определенных слов, а затем изменяют фразу, заменяя первые слова заданными, но сохраняя ее окончания.

Каждую часть упражнения необходимо выполнить без обратной связи, поочередно, меняясь ролями.

Обсуждение проводится в паре, а затем, по завершении всех частей упражнения, - в группе.Часть 1. Начало фраз: "Я должен..." продолжить, добавив окончание. Заменить начало фразы "Я должен..." на "Я предпочитаю..." (а окончания фраз оставить прежними).Часть 2. Начало фраз: "Я не могу...". Замена - "Я не хочу...".Часть 3. Начало фраз: "Мне надо...". Замена - "Я хочу...". Часть 4. Начало фраз: "Я боюсь, что...". Замена - "Я хотел бы...".

Преодолению психологического внутреннего сопротивления самораскрытию способствуют приемы типа релаксации, а также специальный прием, называемый осознанием фантомов. Под фантомами имеются в виду психологические представления и барьеры, мешающие человеку вести себя раскованно. Сопротивление скрывает истинные чувства, которых клиент избегает, поэтому психолог старается обратить внимание клиента на его сопротивление. Например, спросив: "Слышишь ли ты сейчас свой голос?" и выясняя, какие чувства стоят за этим.

Работа в гештальтгруппах является эффективным методом коррекции для чрезмерно нормативных, социально скованных, сдержанных, тревожных клиентов, ограниченное функционирование которых связано с наличием "внутренних блоков" Такие люди обычно получают мало удовольствия от жизни.

Гештальттерапия с успехом применяется при работе с клиентами, имеющими психосоматические расстройства (включая мигрень, язвенный колит, спазмы шеи и спины), с супружескими парами, с клиентами, имеющими трудности во взаимодействии с авторитетными фигурами и широким спектром интрапсихических конфликтов.

psyera.ru

Игры гештальт-терапии

   Эти процедуры называются также гештальт-экспериментами и представляют собой разнообразные упражнения, основанные на выполнении пациентом некоторых действий, предлагаемых терапевтом. Игры способствуют более непосредственной конфронтации со значимыми содержаниями и переживаниями, а также предоставляют пациенту возможность попыток экспериментирования с самим собой и другими людьми. Однако следует помнить, что игра содержит только идею действия, в котором заложено начало более развитого процесса работы с пациентом. Сама по себе она не является автономным и ценным элементом терапии. Е. Меллибруда (J. Mellibruda) предупреждает против того, чтобы такие упражнения применялись случайным образом, как это, к сожалению, часто бывает, без прослеживания интегральности их участия в процессе терапии в целом, а также без учета ситуативного контекста и характера контакта между терапевтом и пациентом.

   Ниже приводятся наиболее известные игры, применяемые гештальт-терапевтами.

   «Диалог». Это упражнение связано с вопросом существования внутри личности различных расщеплений, фрагментов, противоположностей. Одной из целей терапии является повышение интеграции функционирования индивида, что требует идентификации расщепленных или противоборствующих фрагментов личности, преодоления внутренних барьеров и установление связи между этими фрагментами.

   Когда у пациента наблюдается расщепление, гештальт-терапевт предлагает пациенту провести эксперимент: отождествиться с каждой частью конфликта по очереди и провести диалог между ними. Внутренний конфликт часто наблюдается при расщеплении личности на две части, так называемые top-dog и under-dog, что в свободном переводе может означать «командующий» и «подчиненный». Top-dog приближенно является эквивалентом психоаналитического понятия Суперэго, олицетворяет обязанности, требования, оценки. Underdog олицетворяет пассивно-оборонительные установки, ищет уловки, отговорки, оправдания, обосновывающие уклонения от обязанностей. Довольно часто между этими частями происходит борьба за полный контроль над личностью.

   Тор-dog пытается оказать давление угрозой наказания или предсказанием отрицательных последствий поведения, не соответствующего требованиям Эго. Under-dog не вступает в прямую борьбу, а использует уловки – ему не свойственна агрессивность. Фрагменты диалога между этими частями личности возникают иногда в сознании индивида в различных ситуациях повседневной жизни, когда, например, он пытается заставить себя сделать что-то и одновременно манипулирует разными отговорками и самооправданиями. С помощью систематизированного и искреннего диалога во время упражнения индивид может более полно осознать бесплодные манипуляции, совершаемые над собственной личностью, стать более искренним и способным более эффективно управлять собой.

   Подобные диалоги могут проводиться между другими значимыми делениями личности – между агрессивным и пассивным, мужским и женским и т. п. Часто диалог проводится между частями тела, например правой и левой рукой.

   «Хождение по кругу» («Рондо»). Это упражнение создает условие для выражения определенного содержания или чувства непосредственно каждому члену психотерапевтической группы. Пациенту, который сообщает, что испытывает страх к остальным членам группы, может быть предложено поочередно приблизиться к каждому и произнести слова «Я боюсь тебя», а затем добавить какое-нибудь замечание, отражающее особенности его чувств по отношению к данному лицу. Это зачастую позволяет более дифференцированно определять собственные переживания и связи с окружающими. Это также может представлять собой форму значимой работы над отношением к определенному мнению или представлению о себе и других людях. Многократное повторение фразы, выражающей какое-то глубоко укоренившееся убеждение, может способствовать изменению его значения и содержания для пациента. Совершение таких игр в группе может включать также и невербальные действия.

   «Незаконченное дело». Это упражнение применяется в начале работы. Оно предназначено для улаживания и завершения разного рода дел, ситуаций и действий, начатых в прошлом. У большинства людей есть немало таких неулаженных вопросов, связанных с интерперсональными отношениями с родителями, родственниками и т. д. По мнению Перлза, наиболее часто встречающиеся виды незавершенных вопросов из области этих отношений – это невысказанные жалобы и претензии. Такие незаконченные дела требуют концентрации внимания и непродуктивно поглощают энергию пациента.

   В этой игре пациенту предлагается завершить какое-либо дело, которое до этого было незавершенным. Например, если суть дела в невыраженном чувстве по отношению к члену терапевтической группы, то пациенту предлагают выразить свое чувство напрямую. Если речь идет о чувстве обиды, то предлагается игра, в которой коммуникация ограничена заявлениями, начинающимися словами «я обижен…».

   «У меня есть тайна». Эта игра направлена на исследование чувства вины и стыда. Каждого из участников терапевтической группы просят подумать о каком-либо важном для него и тщательно хранимом личном секрете. Терапевт просит, чтобы участники не делились этими тайнами, а представили себе, как могли бы реагировать окружающие, если бы эти тайны стали им известны. Следующим шагом может быть предоставление каждому участнику случая похвастаться перед другими, «какую страшную тайну он хранит в себе». Довольно часто оказывается, что многие неосознанно очень привязаны к своим секретам как к чему-то драгоценному.

   Проективные игры. Восприятие и суждения пациентов об окружении часто носят характер проекции. Когда пациент считает, что другой человек имеет некую черту или испытывает какое-то чувство, ему предлагают путем эксперимента проверить, не является ли это его проекцией: «примерить» на самого себя эту черту или чувство. Часто пациент обнаруживает, что он действительно испытывает чувство, которое подозревал в других.

   Игра – «Разыгрывание проекции». При этом пациента просят сыграть роль человека, на которого он проецирует свои собственные качества. Например, пациента, который говорит: «Нельзя тебе доверять», можно попросить сыграть роль человека, не заслуживающего доверия, и может оказаться, что таким образом он раскроет свой внутренний конфликт в этой области.

   Реверсивная игра («Выявление противоположного»). Одним из способов разрешения некоторых проблем пациента является исследование того, не представляет ли собой его явное поведение противоречия или отрицания глубоких и скрытых желаний. Терапевт может предложить пациенту, жалующемуся на скованность и чрезмерную застенчивость, сыграть роль эксгибициониста. Таким образом, хотя это требует значительных усилий и риска, пациент преднамеренно углубляется в ту область собственных переживаний, которая особенно сильно подавляется его страхом и беспокойством. Это позволяет достичь пациенту более полного контакта с теми сторонами своей личности, которые прежде были скрыты. Другой пример: человека, играющего роль «душки», можно попросить сыграть роль злобного и отгороженного.

   «Преувеличение». Большое внимание в гештальт-терапии уделяется так называемому языку тела. Считается, что физические симптомы более точно передают чувства человека, чем вербальный язык. Ненамеренные движения, жесты, позы пациента иногда являются знаками важных содержаний. Однако эти сигналы остаются прерванными, неразвившимися, искаженными. Предлагая пациенту преувеличить нечаянное движение или жест, можно сделать важное открытие.

   Например, скованный, чрезмерно сдержанный мужчина постукивает пальцем по столу, в то время как женщина в группе долго и пространно о чем-то говорит. Когда его спрашивают, не хочет ли он прокомментировать сказанное женщиной, он отказывается, уверяя, что разговор мало его интересует, но продолжает постукивание. Тогда терапевт просит усилить постукивание, стучать все громче и выразительнее до тех пор, пока пациент не осознает, что делает. Его гнев нарастает очень быстро, через минуту он с силой бьет по столу, горячо выражая свое несогласие с женщиной. При этом он восклицает: «Она точно как моя жена!» В дополнение к этому осознанию он получает мимолетное впечатление о чрезмерном контроле своих сильных утвердительных чувств и возможность более непосредственного и, следовательно, менее брутального их выражения.

   «Репетиция». По мнению Перлза, люди тратят много времени, репетируя на «сцене воображения» различные роли и стратегии поведения по отношению к конкретным ситуациям и лицам. Часто отсутствие успеха в действиях в конкретных жизненных ситуациях определяется тем, как данная личность в воображении готовится к этим ситуациям. Такая подготовка в мыслях и воображении часто проходит в соответствии с ригидными и неэффективными стереотипами, являющимися источником постоянного беспокойства и дефектного поведения. Репетиция поведения вслух в психотерапевтической группе с вовлечением других участников позволяет лучше осознать собственные стереотипы, а также использовать новые идеи и решения в этой области.

   Проверка готового мнения. Случается, что терапевт, слушая пациента, улавливает в его словах какое-то определенное сообщение. Тогда он может воспользоваться следующей формулой: «Слушая тебя, у меня возникло одно мнение. Я хочу предложить тебе повторить это мнение вслух и проверить, как оно звучит, насколько оно тебе подходит. Если согласен попробовать, повтори это мнение нескольким членам группы».

   В этом упражнении содержится фактор интерпретации скрытого значения поведения пациента, но терапевт не старается сообщить свою интерпретацию пациенту, он только предоставляет ему возможность исследовать переживания, связанные с проверкой рабочей гипотезы. Если гипотеза окажется плодотворной, пациент может развить ее в контексте собственной деятельности и опыта.

   Приведенные игры представляют собой далеко не полный перечень разнообразных технических процедур, разработанных в практике гештальт-терапии. Эрвин Полстер и Мириам Полстер (E. Polster, M. Polster) предприняли попытку систематизировать различные технические решения и описали пять главных форм терапевтического экспериментирования. К ним относятся: драматизация, направление поведения, работа с фантазией, работа со сновидениями, домашняя работа.

   Драматизация. Эта группа процедур основана на развитии в драматизированной форме определенного аспекта существования пациента, выявляемого им в терапевтической ситуации. Началом этого действия может послужить какое-то высказывание или жест пациента, привлекшие внимание терапевта. В дальнейшем путем развития содержания, заключающегося в первоначальном высказывании или жесте, пациент в сотрудничестве с терапевтом постепенно подводится к сложному действию в форме вербально-двигательной монодрамы, направленной на полное выявление значения и эмоционального содержания. Терапевт помогает пациенту сосредоточиваться на поочередно возникающих содержаниях, осуществлять поиск соответствующих форм экспрессии, действовать в соответствии со стимулируемыми очередными переживаниями, раскрывать значение и смысл всей сцены и отдельных ее элементов.

   Драматизация может касаться очень разных содержаний и сторон личности пациента, например незаконченных ситуаций из прошлого, актуальных ситуаций, желаний, установок и т. п. Случается, что ход некоторых процедур приобретает особенно драматическую форму, однако терапевт не должен стремиться к достижению внешних, «эстетических» эффектов, поскольку желаемый терапевтический результат вызывается не богатством экспрессии, а изменением внутренней системы значений, связанных с выполняемыми действиями.

   Направление поведения. В некоторых ситуациях терапевт предлагает пациенту выполнить определенные действия, дает инструкции и указания относительно того, что можно сделать в данный момент. Такие инструкции не определяют того, как пациенту следует поступать в жизни, они только указывают направление конкретного поведения во время терапевтической работы. Такой эксперимент вызывает определенные переживания, способные изменить точку зрения пациента на его прежнее поведение, переживания, отношения с людьми.

   Например, человека, который при разговоре постоянно как бы стонет (охает), но не сознает звучание своего голоса, терапевт может попросить о намеренном и усиленном стоне во время разговора. Человека с очень тихим и мягким голосом можно попросить говорить так, как если бы окружающие находились на большом расстоянии от него. Тому, кто обыкновенно говорит напыщенно, можно предложить обратиться к другим участникам группы со специальной торжественной речью. Хотя эта процедура содержит некоторые элементы драматизации, однако она ограничена специфическим поведением и направляется инструкцией терапевта. Предложения терапевта предоставляют пациенту возможность испытать поведение, которого тот избегает или которое является для него новым, трудным. Испытание и проверка этого поведения может раскрыть какие-то важные аспекты его личности. Например, пациенту, который очень неохотно высказывался в психотерапевтической группе, опасаясь мешать ее работе, терапевт предложил время от времени мешать остальным участникам группы. Он начал вести себя согласно инструкции и действительно мешал работе, однако по мере вовлечения в групповую дискуссию его поведение превратилось из помехи в конструктивное лидерство. Инструкция терапевта не состояла в научении пациента мешать другим, а предоставляла ему случай высвободить свою энергию, заблокированную и связанную с представлением о себе как непрошеном госте среди других людей.

   Работа с фантазией. В гештальт-терапии существует ряд упражнений с использованием фантазии, иллюстрирующих процесс проекции и помогающих пациентам идентифицировать и в ряде случаев исправлять фрагментарные аспекты их личности. «Старый заброшенный магазин»и другие упражнения были описаны Джоном Стивенсом (J. Stevens). Ценность этих упражнений состоит в том, что пациенты могут прикоснуться к тем аспектам своей личности, которые никогда полностью ими не осознавались. Инструкция по выполнению упражнения может быть дана всем членам психотерапевтической группы, а затем участники поочередно сообщают содержание своей фантазии: «Лягте на пол, закройте глаза и расслабьтесь. Представьте, что вы идете вниз по городской улице поздно ночью. Что вы видите, слышите, чувствуете? Вы замечаете маленькую боковую улочку, на которой находится старый заброшенный магазин. Окна его грязные, но, если заглянуть в них, вы можете заметить какой-то предмет. Тщательно его рассмотрите. Отойдите от заброшенного магазина, идите, пока не вернетесь в город. Опишите предмет, обнаруженный вами за окном заброшенного магазина. Затем вообразите себя этим предметом, описывая его от первого лица. Как вы чувствуете себя? Почему вы оставлены в магазине? На что похоже ваше существование в качестве этого предмета? Через несколько минут опять станьте собой и еще раз рассмотрите предмет в окне. Видите ли вы в нем что-нибудь новое? Хотите ли что-нибудь сказать ему?»

   Существует много вариантов этого упражнения. Например, пациенты могут представить, что они гуляют по старому большому дому, а когда покидают его, уносят с собой какой-то предмет. Или вообразить, что они – цветы, и описать свой цвет, форму, соцветия, почву, на которой произрастают, то, как они ощущают солнце, дождь, ветер. Идентифицируясь с предметами, мы проецируем на них какие-то свои личностные аспекты.

   Работа со сновидениями. Большое внимание уделяется гештальт-терапевтами работе над сновидениями. Перефразируя Фрейда, Перлз говорил, что «сон – это королевская дорога к интеграции личности». В отличие от психоаналитиков гештальт-терапевты не интерпретируют сновидения, а прорабатывают их. Перлз считал, что сновидение – это проекция нашей личности, а отдельные элементы сновидения – отчужденные части нашей личности. Для достижения интеграции необходимо совместить различные элементы сновидения, признать своими спроецированные, отчужденные части личности. С помощью проработки отдельных элементов сновидения посредством отождествления с ними и произнесения от их имени монологов обнаруживается скрытое содержание сновидения через его переживание. Вот пример работы со сновидением, описанный И. Симкиным (J. Simkin). Тревожная, доминирующая, манипулятивная женщина видит во сне, что она идет по извилистой дорожке в лесу с высокими деревьями. Становясь одним из этих деревьев, она чувствует себя более спокойной и имеющей глубокие корни. Возвращаясь в настоящую жизнь, она испытывает недостаток этих чувств и возможность их обретения. Когда она становитсяизвилистой дорожкой, ее глаза наполняются слезами, так как она начинает интенсивно переживать извилистость своей собственной жизни и, опять, возможность в какой-то степени ее выпрямления.

   Еще один пример, иллюстрирующий к тому же игру «Преувеличение» (собственное наблюдение). Молодой замужней женщине снится, как какой-то мужчина выгуливает собаку. Когда пациентка отождествляется с собакой, ее поведение меняется – она становится более вовлеченной, экспрессивной и спонтанной. Произнося монолог: «Я собака, у меня есть хозяин…», – она вдруг задает вопрос, который для нее самой кажется неожиданным и значимым: «Зачем ты меня держишь?» Продолжая монолог, пациентка совершает стереотипное движение рукой в области шеи, напоминающее стряхивание. На вопрос терапевта о том, что сейчас делает ее рука, недоуменно отвечает: «Не знаю». По предложению терапевта усиливает это движение и повторяет его много раз (при этом лицо все больше и больше искажается страдальческой гримасой) до тех пор, пока вдруг не останавливается и не восклицает: «Это ошейник! Я пытаюсь сбросить с себя ошейник!» Это открытие расценивается пациенткой как маленький проблеск осознания. На вопросы участников терапевтической группы, кого, по ее мнению, олицетворяет мужчина, она отвечает, что это, скорее всего, аллегорический образ, за которым стоят и ее отец, и ее муж.

   Некоторые терапевты развивают работу над сновидением настолько, что она вовлекает помимо увидевшего сон и других членов терапевтической группы. Работа над сновидением становится тогда внешне похожей на театральное представление, в котором участники группы играют различные «части» сна. Это дает возможность драматизировать такие аспекты сновидения, которые могут иметь отношение к остальным членам группы.

   Домашняя работа. Действия пациента и терапевта во время очередных занятий не создают условий, необходимых для глубоких терапевтических перемен. Они являются источником важных переживаний, мобилизующих процесс изменения, однако они требуют продолжения и развития в нормальных условиях повседневной жизни. Поэтому гештальт-терапевт продолжает сотрудничество с пациентом за пределами терапевтического кабинета.

   Домашняя работа пациента должна быть направлена на определенную область его конфликта. Терапевт может, например, предложить пациентам следующие действия: ежедневно хвалить себя перед каким-то человеком; договориться о свидании с девушкой моложе себя; рассказать жене все, что было с ним в течение дня; записывать ежедневно в течение получаса любые мысли, приходящие в голову в связи с диссертацией, независимо от пользы такой информации и т. п. Подобные предложения всегда связаны с направлением поисков пациента, склоняют его к ситуациям, в которых возможна конфронтация с некоторыми аспектами собственной личности, блокирующими его действия или осознание.

studfiles.net

Тренинг и терапевтическая группа в гештальт-подходе

Автор: Иванова Анастасия

В последнее время вокруг появилось множество предложений побывать на различных мероприятиях психологической направленности… Тренинги, семинары, терапевтические группы, вебинары и т.п. Но мне бы хотелось чуть подробнее остановиться на двух основных форматах: тренингах и терапевтических группах, и поскольку я веду группы и тренинги в гештальт-подходе, также поговорить об особенностях гештальта применительно к этим групповым форматам.

Гештальт-подход в групповом формате

В гештальт-терапии есть ряд принципов, которые делают ее практически незаменимой для групп и тренингов. Например, гештальт отвечает на вопрос «как», работает на границе контакта индивида со средой и придерживается принципа «здесь и сейчас». Эти «фишки» в комплексе с групповым форматом позволяют каждому участнику группы или тренинга увидеть, как (с какими трудностями сталкивается, что его останавливает, какие чувства испытывает) он взаимодействует со средой (другими участниками) здесь и сейчас (в пространстве группы).

О гештальт-тренинге

Под тренингом чаще всего понимают некое мероприятие, где можно получить необходимые навыки по какой-либо теме, т.е. где тренер будет обучать правильному поведению, объяснит, как нужно действовать, и предложит попробовать теорию на практике. Как в спорте, где есть правильная техника, которую необходимо отработать. Такие тренинги существуют и они часто полезны, в такой форме обычно предлагаются, например, тренинги ораторского мастерства, тренинги продаж или тренинги обольщения представителей противоположного пола.

Тренинг в гештальте — это скорее тренинг поиска ответов в себе самом. Это возможность использовать особенности метода для исследования своих собственных особенностей и работы с ними. Т.е. если на обучающем тренинге вам говорят что нужно сделать, то в гештальт-тренинге вам скорее помогут исследовать как у вас что-то не получается или получается, и что именно вы для этого делаете. В результате вы уйдете скорее с пониманием вашего внутреннего процесса и пониманием, что именно вам нужно изменить в себе, нежели с инструкцией от ведущего, что делать.

В качестве примера можно привести работу со сложностями в установлении границ. Если участники склонны со всеми соглашаться, не могут сказать «нет», не могут обозначить свои потребности, то тренер в тренинге предложит упражнение (смоделирует ситуацию), которое поможет лучше рассмотреть возникающие в момент, когда участник говорит «да», чувства, узнать больше о том, что именно заставляет его соглашаться и сдавать свои позиции. В такие моменты может появиться понимание, что это страх агрессии со стороны другого или страх осуждения или отвержения… И все эти предположения можно также проверить в упражнении и получить новый опыт.

Терапевтическая гештальт-группа

Терапевтическая группа — это модель нашей жизни и мира, который нас окружает. Можно сказать, что это эксперимент, в котором, как под микроскопом, становятся заметны привычные способы поведения. Каждый участник имеет возможность «прожить жизнь» в ясно очерченных и безопасных пространственных и временных границах группы и исследовать как его проживание «жизни» в группе связано с его реальной жизнью. Возможность взаимодействия с другими участниками делает привычные процессы очень явными, и их можно увидеть на группе с помощью ведущих, а также можно пробовать что-то новое и получать обратную связь.

Если в тренинге есть изначально заданная тема и специально созданные под нее упражнения, то в группе у каждого участника может выявиться именно его тема — то, с какой сложностью в жизни сталкивается именно он. Например, тот, кто привык оставаться в стороне, на группе будет тоже принимать мало участия, тот, кто привык быть в центре внимания, таким же будет и в групповом процессе. К этим проявлениям как-то отнесутся другие участники, кого-то будет злить чья-то «болтовня» и возникнет диалог, в котором каждый поймет важное о себе и другом, кому-то будет недостаточно внимания, а кто-то так и не рискнет сказать что-то важное другому. И все это с помощью ведущих в живом пространстве группе поможет участникам узнать, как они останавливают себя, не слышат своих потребностей или делают с собой что-то еще, что отдаляет их от других или сближает…

В чем разница?

Чтобы чуть четче обозначить разницу между терапевтической группой и тренингом, можно посмотреть на их различия по конкретным параметрам:

Цель. Для тренинга — исследовать конкретную тему и расширить осознавание своих процессов в ней. Для группы, скорее, обнаружить свои трудные места во взаимодействии с другими и проработать их, посмотреть по-новому на себя и других.

Структура. У тренинга более жесткая структура. Обычно, тренер заранее знает, что именно будет происходить на тренинге, количество упражнений, их длительность и т.п. Группа — более свободный формат, участникам предоставляется достаточно много свободы, чтобы могли происходить динамические процессы, формироваться отношения между участниками.

Длительность и периодичность. Тренинг, чаще всего, — разовое мероприятие. Для группы очень важно, как развиваются отношения между участниками, поэтому группы обычно длительные, например,в течение года с периодичностью встреч один раз в 2 недели. Но есть и интенсивные группы, когда участники проводят вместе несколько дней с утра до вечера.

Глубина. Группа, конечно, более глубокий формат, в ней больше возможностей для раскрытия участников, сильнее связанность между ними, выше безопасность самопредъявления.

Смешение форматов тренинга и терапевтической группы

Не могу не отметить, что довольно часто встречаются и смешанные форматы. Например, можно встретить тематические группы, в которых ведущие проводят упражнения, но вместе с этим и оставляют место для самостоятельного бытия группы, акцентируя, конечно, больше внимания на процессах имеющих отношение к заявленной теме.

Ссылка на источник.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

LiveJournal

LinkedIn

Одноклассники

Мой мир

verjul.ru


Смотрите также