Кратко о теории "трех штилей" Ломоносова: почему она важна для развития русского языка. Высокий штиль особенности языка рекомендуемые жанры


почему она важна для развития русского языка

М.В. Ломоносов - не только прекрасный поэт, но и талантливый ученый, чей вклад в науку трудно переоценить. Он не ограничивался какой-то одной ученой областью или направлением в искусстве. Одним из самых больших вкладов считается создание основ грамматики русского языка. Ниже будет рассказано кратко о теории "трех штилей" Ломоносова, благодаря которым язык получил стилистическое оформление. Конечно, само это учение не является открытием, но именно Михаил Васильевич смог с его помощью систематизировать русский язык.

Само это учение относится к риторической области, и использовалось оно еще в древнеримской, средневековой литературе. Но заслуга Ломоносова в том, что он приспособил данную теорию к особенностям русского языка. Три стиля, которые являются основой учения, были следующие: высокий, средний и низкий. Краткое содержание теории Ломоносова о "трех штилях" будет рассмотрено в таблице.

Ученый установил, что стиль напрямую зависит от темы изложения. Соответственно, возвышенный предмет надо обсуждать высоким стилем, так же по аналогии выбираются другие стили. Суть этой теории состоит в том, что основную роль в литературном языке должна играть письменная и разговорная речь, на которой общается большая часть общества. И для того, чтобы она оставалась понятной и правильной, надо было следить за тем, что язык не был перегружен старославянизмами и заимствованными словами, которые не всегда уместны в речи.

Высокий стиль

В рассказе о теории "трех штилей" Ломоносова кратко следует написать об особенностях каждого стиля. Высокий штиль состоит из слов, которые употребляются в обычном русском языке и церковнославянском; также в него входят слова, которые используются только в церковной речи. Но одно условие было обязательным - все слова должны быть в славянском языке.

Средний стиль

К данному виду ученый относился лояльнее. Показателем такого отношения является то, что в отличие от высокого штиля, в этом является допустимым сочетание церковнославянских и народно-просторечных частей. В нем соединяются элементы низкого и выского стиля. Если высокий имел четкие морфологические и фонетические границы, то этот отличается непостоянством, поэтому специалистам трудно установить эти показатели.

Низкий стиль

Для этой разновидности характерно использование просторечья, общеупотребительных слов, что подразумевает невозможность употребления церковнославянизмов. Отличительной особенностью низкого стиля является возможность включения слов и выражений, которых нет в славянском языке. Ниже будет представлена кратко теория "трех штилей" Ломоносова в таблице.

"Штили"Употребляемые словаЛитературные жанры
ВысокийЦерковнославянизмы и слова славянского происхожденияПрославляющие героев и героические поступки поэмы, оды, трагедии
СреднийСлова, имеющие русское происхождение, и небольшая часть церковных слов, которые понятны всемДрамы, сатиры, письма друзьям, элегии
НизкийПросторечья, общеупотребительные словаКомедии, песни, басни

Почему языку была нужна эта теория

Также в теории о "трех штилях" Ломоносова в кратком изложении нужно рассказать о предпосылках к проведению реформы. До того как ученый систематизировал лексический и грамматический уровни, в литературном языке была смесь всевозможных языковых элементов. Она состояла из устаревших слов, значение большинства которых было уже непонятно обществу, и заимствованных, которых стало больше во времена Петра Первого. В результате этого русский язык потерял свою индивидуальность, он пестрел различными варваризмами и имел тяжелую для восприятия синтаксическую конструкцию. Язык, лишенный национальных особенностей, без четкой структуры и систематизации не мог быть языком науки и культуры. Поэтому реформа была необходима.

Но Михаил Васильевич не просто придал русскому языку стилистическое оформление, но и определил рамки, в которых может употребляться та или иная разновидность. Введение этой реформы вызвало общественный резонанс, общество дискутировало на тему "старого и нового слога". И до Ломоносова обсуждался вопрос о том, что русскому языку нужны перемены. Но именно известный ученый нашел способ, который был наиболее эффективен в преодолении двуязычия, уже изжившего себя и не дававшего развиваться литературной речи.

Вклад Ломоносова в развитие русского языка как науки огромен, ведь именно он попытался рассмотреть литературную речь с научной точки зрения. В будущем многие поэты и писатели опирались на данное учение. Средний стиль был языком людей просвещенных, поэтому он такой непостоянный, включает в себя элементы двух других стилей. Но недопустимым считалось смешение высокого и низкого стилей. Поэтому, с одной стороны, такие правила позволяли сохранить чистоту языка, с другой - довольно сильно ограничивали писателей. И пусть, несмотря на неоднозначную оценку современников ученого, это учение было большим шагом вперед в развитии русского литературного языка.

fb.ru

Теория «трех штилей» Ломоносова | История Российской империи

"Повелитель многих языков, язык российский ... велик перед всеми в Европе" (Ломоносов)

«Карл Пятый, римский император, говаривал, что испанским языком с Богом, французским — с друзьями, немецким — с неприятелями, италианским — с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашёл бы в нём великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка». (М.В. Ломоносов)

Гениальный Ломоносов сказал свое слово во многих отраслях науки и искусства, в том числе заложил основание русского современного языка. Он первым составил «Российскую грамматику», в которой определил нормы русского языка и разработал понятия о частях речи, правописании и произношении слов. Орфоэпическую основу «Российской грамматики» составило «московское наречие»: «Московское наречие не только для важности столичного города, но и для своей отменной красоты прочим справедливо предпочитается». Он же ввёл понятие художественно-выразительных средств языка.

М.В. Ломоносов

Но Ломоносов рассматривал свою работу как опыт. В предисловии он говорил, что «ни на едином языке совершенной грамматики никто не сделал»; свою «Грамматику» он также считал неполной и несовершенной, но все-таки считал необходимым сделать первый шаг в этом направлении, «что будет другими после него легче делать».

«Российская грамматика» М.В. Ломоносова была самым популярным в XVIII веке учебным пособием. Несколько поколений русских людей учились по ней.

В предисловии к книге «Рассуждение о пользе книг церковных в российском языке» он разработал стилистическую систему русского языка, названную им теорией «трех штилей».

Учение о трех стилях

Это учение, различающее в риторике и поэтике три стиля: высокий, средний и низкий – использовалось в древнеримской, средневековой и новой европейской литературе. Но Ломоносов разработал учение о трех стилях именно для русского языка и русской литературы.

До Ломоносова в русском литературном языке царила смесь различных языковых элементов как в лексике, так и в грамматике. В письменном и устном виде употреблялись исконно русские слова, церковнославянизмы, значительная часть которых устарела, и иностранные слова, потоком хлынувшие в русский язык во времена Петра I в результате его реформ и ввоза в Россию иностранных специалистов со всей Европы. Русский язык не имел своего «лица» и представлял собой смесь всевозможных варваризмов. Это был пестрый, с тяжеловесной синтаксической конструкцией язык. Он уже не мог быть полноценным способом выражения растущих потребностей науки и культуры, назрела необходимость его преобразования.

Теория Ломоносова о "трех штилях"

По Ломоносову, в языке следует установить три стиля, которые будут различаться «по пристойности материй». Он устанавливает зависимость между «материей», то есть темой, предметом изложения, жанром и стилем. «Высокая материя» требует высокого стиля, «низкая материя» требует низкого стиля. Каждый жанр предусматривает один из трех стилей, никакие отклонения не допускаются.

Героические поэмы, оды, «прозаичные речи о важных материях», трагедии должны быть написаны высоким стилем.

«Театральные сочинения, в которых требуется обыкновенное человеческое слово к живому представлению действия», стихотворные дружеские письма, сатиры, элегии, эклоги, прозаические “описания дел достопамятных и учений благородных” пишутся средним стилем.

Комедии, увеселительные эпиграммы, песни, «в прозе дружеские письма, описание обыкновенных дел», басни пишутся  низким стилем.

Суть учения о трёх стилях Ломоносова состоит в том, что главной частью русского литературного языка должна стать письменная и разговорная речь широких слоёв народа, поэтому ее нужно оберегать от перегрузки, с одной стороны, старославянизмами, а с другой – от «диких и странных слов и нелепостей, входящие к нам из чужих языков».

"Российская грамматика" М.В. Ломоносова

Свою теорию Ломоносов подтвердил собственным творчеством. По словам А.С. Пушкина, слог Ломоносова, «ровный, цветущий и живописный, заемлеет главное достоинство от глубокого знания книжного славянского языка и от счастливого слияния оного с языком простонародным».

Значение теории Ломоносова о «трех штилях»

Известно, что эта теория Ломоносова вызвала широкую полемику  о «старом и новом слоге». Конечно, этот вопрос существовал и обсуждался и до Ломоносова, например, в переписке Ивана Грозного и Курбского; Максим Грек, Никон, Аввакум обсуждали эту проблему, но именно Ломоносов определил путь преодоления уже изживавшего себя двуязычия в новую эпоху русской культуры. Учение Ломоносова о трёх стилях оказало большое влияние на историю русской литературы и русского языка. Произошло объединение на базе среднего стиля всех письменных источников в единую литературную систему.

Ф. Шубин. Бюст Ломоносова

Отрывок из «Предисловия о пользе книг церковных в российском языке М.В. Ломоносова (1758 г.)

«Сие происходит от трех родов речений российского языка.К первому причитаются, которые у древних славян и ныне у россиян общеупотребительны, например: бог, слава, рука, ныне, почитаю.Ко второму принадлежат, кои хотя обще употребляются мало, а особливо в разговорах, однако всем грамотным людям вразумительны, например: отверзаю, господень, насажденный, взываю. Неупотребительные и весьма обветшалые отсюда выключаются, как: обаваю, рясны, овогда, свене и сим подобные.К третьему роду относятся, которых нет в остатках славенского языка, то есть в церковных книгах, например: говорю, ручей, который, пока, лишь. Выключаются отсюда презренные слова, которых ни в каком штиле употребить непристойно, как только в подлых комедиях.

От рассудительного употребления и разбору сих трех родов речений рождаются три штиля: высокий, посредственный и низкий. Первый составляется из речений славенороссийских, то есть употребительных в обоих наречиях, и из славенских, россиянам вразумительных и не весьма обветшалых. Сим штилем составляться должны героические поэмы, оды, прозаичные речи о важных материях, которым они от обыкновенной простоты к важному великолепию возвышаются. Сим штилем преимуществует российский язык перед многими нынешними европейскими, пользуясь языком славенским из книг церковных. Средний штиль состоять должен из речений, больше в российском языке употребительных, куда можно принять некоторые речения славенские, в высоком штиле употребительные, однако с великою осторожностию, чтобы слог не казался надутым. Равным образом употребить в нем можно низкие слова, однако остерегаться, чтобы не опуститься в подлость. И словом, в сем штиле должно наблюдать всевозможную равность, которая особливо тем теряется, когда речение славенское положено будет подле российского простонародного. Сим штилем писать все театральные сочинения, в которых требуется обыкновенное человеческое слово к живому представлению действия. Однако может и первого рода штиль иметь в них место, где потребно изобразить геройство и высокие мысли; в нежностях должно от того удаляться. Стихотворные дружеские письма, сатиры, эклоги и элегии сего штиля больше должны держаться. В прозе предлагать им пристойно описания дел достопамятных и учений благородных. Низкий штиль принимает речения третьего рода, то есть которых нет в славенском диалекте, смешивая со средними, а от славенских обще не употребительных вовсе удаляться по пристойности материй, каковы суть комедии, увеселительные эпиграммы, песни, в прозе дружеские письма, описание обыкновенных дел. Простонародные низкие слова могут иметь в них место по рассмотрению. Но всего сего подробное показание надлежит до нарочного наставления о чистоте российского штиля. Сколько в высокой поэзии служат одним речением славенским сокращенные мысли, как причастиями и деепричастиями, в обыкновенном российском языке неупотребительными, то всяк чувствовать может, кто в сочинении стихов испытал свои силы. Сия польза наша, что мы приобрели от книг церковных богатство к сильному изображению идей важных и высоких, хотя велика, однако еще находим другие выгоды, каковых лишены многие языки, и сие, во-первых, по месту. Народ российский, по великому пространству обитающий, невзирая на дальнее расстояние, говорит повсюду вразумительным друг другу языком в городах и в селах. Напротив того, в некоторых других государствах, например в Германии, баварский крестьянин мало разумеет мекленбургского или бранденбургский швабского, хотя все того ж немецкого народа. Подтверждается вышеупомянутое наше преимущество живущими за Дунаем народами славенского поколения, Которые греческого исповедания держатся, ибо хотя разделены от нас иноплеменными языками, однако для употребления славенских книг церковных говорят языком, россиянам довольно вразумительным, который весьма много с нашим наречием сходнее, нежели польский, невзирая на безразрывную нашу с Польшей пограничность.

По времени ж рассуждая, видим, что российский язык от владения Владимирова до нынешнего веку, больше семисот лет, не столько отменился, чтобы старого разуметь не можно было: не так, как многие народы, не учась, не разумеют языка, которым предки их за четыреста лет писали, ради великой его перемены, случившейся через то время. Рассудив таковую пользу от книг церковных славенских в российском языке, всем любителям отечественного слова беспристрастно объявляю и дружелюбно советую, уверясь собственным своим искусством, дабы с прилежанием читали все церковные книги, от чего к общей и к собственной пользе воспоследует:

1) По важности освященного места церкви божией и для древности чувствуем в себе к славенскому языку некоторое особливое почитание, чем великолепные сочинитель мысли сугубо возвысит. 2) Будет всяк уметь разбирать высокие слова от подлых и употреблять их в приличных местах по достоинству предлагаемой материи, наблюдая равность слога. 3) Таким старательным и острожным употреблением сродного нам коренного славенского языка купно с российским отвратятся дикие и странные слова нелепости, входящие к нам из чужих языков, заимствующих себе красоту из греческого, и то еще чрез латинский. Оные неприличности ныне небрежением чтения книг церковных вкрадываются к нам нечувствительно, искажают собственную красоту нашего языка, подвергают его всегдашней перемене и к упадку преклоняют. Сие все показанным способом пресечется, и российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку не подвержен утвердится, коль долго церковь российская славословием божиим на славянском языке украшаться будет».

www.rosimperija.info

Теория «трёх штилей» Ломоносова | ВСЕ Сочинения.RU

Теория «трёх штилей»

К созданию теории «трёх штилей» Ломоносов пришёл от практической потребности уяснить, каким же теперь, после стольких изменений в обществе, должен быть литературный язык.

До Ломоносова приняты были в литературе формы церковно- славянской речи, и писатель подбирал особенные, книжно­старинные слова, склонял и спрягал эти слова на церковносла­вянский манер.

— «Прочтоша, написаша», «Беззаконновахом, неправдовахом».

Вместо «ещё, тотчас» писали «паки, аще, абие». Письменная речь была переполнена славянизмами: «иже», «якоже», «поне­же»… Употреблять «простой» язык в книжном сочинении счита­лось невежеством и необразованностью.

Ломоносов отделил, разграничил русский язык от церковно- славянского. Составил первую грамматику русского языка. На­родный русский язык получил достойную честь и самостоятель­ность. Но преобразователь всё же советует поэтам учиться красо­там и важности церковных книг.

Сочинение М. В. Ломоносова «О пользе книг церковных в российском языке» включило в себя разработанную учёным тео­рию «трёх штилей».

«Штили»

Слова

Жанры

«Высокий» Церковнославянские и русские Героические поэмы, оды, трагедии
«Средний» Русские с небольшой примесью

церковно-славянских

Драмы, сатиры, эклоги, дружеские письма, элегии
«Низкий» Русские слова разговор­ного языка с добавлени­ем простонародных и малого числа церков­но-славянских Комедии, эпиграммы, песни, басни

Ода — торжественное стихотворение, посвящённое какому- то событию или герою.

Поэма — один из видов лиро-эпических произведений, для которых характерны сюжетность, событийность и выражение ав­тором или лирическим героем своих чувств.

Трагедия — вид драмы, противоположный комедии, произве­дение, изображающее борьбу, личную или общественную катаст­рофу, обычно заканчивающуюся гибелью героя.

Драма — произведение, предназначенное для постановки на сцене.

Сатира — беспощадное, уничтожающее осмеяние, критика действительности, человека, явления.

Эклога — стихотворное повествование или диалог, изобра­жающий бытовые сельские сценки.

Элегия — стихотворение грустного содержания.

Эпиграмма — короткое сатирическое стихотворение, зло вы­смеивающее какое-либо лицо или общественное явление.

Чтобы определить принадлежность произведения к одному из «штилей», надо уметь различать церковнославянские и русские слова, определять жанр произведения.

Попробуем определить «штиль» уже известных нам произве­дений М. В. Ломоносова. Надпись «К статуе Петра Первого» — «высокий штиль». «Случились вместе два астронома в пиру…» — «низкий штиль».

Теория «трёх штилей» Ломоносова

Оцените пожалуйста этот пост
На этой странице искали :
  • теория трех штилей ломоносова
  • теория трех штилей ломоносова кратко
  • теория трёх штилей
  • три штиля ломоносова
  • ломоносов теория трёх штилей
Сохрани к себе на стену!

vsesochineniya.ru

Роль Ломоносова в формировании литературного языка: теория трех стилей

 

Главная заслуга гения Ломоносова в реформировании русского литературного языка состоит из двух нововведений: во-первых, это его вклад в развитие силлабо-тонической системы стихосложения, созданной Тредиаковским, а во-вторых - создание им теории трех штилей, согласно которой весь русский язык следует разделить на три типа речи. 

Письмо о правилах российского стихотворства

В 1739 году Ломоносов публикует трактат Письмо о правилах российского стихотворства, в котором говорит о развитии реформы стихосложения. Он предлагает к существущим двум двухсложным размерам, ямбу и хорею, добавить также три трехсложных размера - дактиль (ударение в стопе падает на первый слог), анапест (на второй слог) и амфибрахий (на третий слог). Также в этом трактате Ломоносов говорит о допущении в стихосложении различных рифм, в т.ч. перекрестных и опоясыващих, в то время как Тредиаковский писал только о мужских (ударение на первом слоге с конца) и женских (на втором).

Теория трех стилей Ломоносова

Но самым важным, конечно, стало стилистическое учение Ломоносова: его теория трех штилей.

В 1757 году он готовит к печати трактат Предисловие о пользе книг церковных в российском языке, где пишет о том, какие именно слова должны использоваться в каком жанре. По сути, знаменитая теория делится на три части: учение о типах речений, учение о штилях и учение о жанрах. Ломоносов приводит соотношение всех этих факторов в литературе.

Согласно его теории, в русском языке существовали следующие типы речений: церковно-славянские слова, общеупотребительные слова и разговорные слова - вместе они должны были сформировать литературный язык, т.е. язык богов. Отдельно Ломоносов выделял речения, которым в языке не место - это устаревшие слова, т.е. непонятные церковные выражения, и подлые слова (ругательства).

Штилей (т.е. стилей) Ломоносов выделяет три: высокий (создается церковно-славянскими и общеупотребительными словами), средний (только общеупотребительные) и низкий (разговорные слова).

Следовательно, соотношение вышеописанных слов и штилей должно было служить для формирования трех типов жанров: соответственно, высоких - оды, трагедии либо героической поэмы, написанных высоким штилем; средних - лирики либо драмы, и низких - комедий, басен либо сатиры.

Для самого себя Ломоносов жанр и штиль выбрал сразу: главные его произведения - это торжественные оды, прославляющие русских императриц (Елизавету и Екатерину) и монархию вообще. Разумеется, оды его написаны высоким, величественным языком, т.е. высоким штилем.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Ломоносов - филолог и поэт: ода как жанр классицизма Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspМногообразие поэтических тем в творчестве Державина

Все неприличные комментарии будут удаляться.

www.nado5.ru

Теория «трех штилей» Ломоносова Разное Ломоносов М.В. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения

Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Сочинения / Ломоносов М.В. / Разное / Теория «трех штилей» Ломоносова

    Михаил Васильевич Ломоносов был великим человеком. Исключительно велики заслуги Ломоносова в деле развития русского литературного языка. Недаром Радищев называл Ломоносова “насадителем” русского слова. Второго такого в российской науке не было. Но тем сильнее проявляется его гениальность, что он, будучи ученым, был одним из ведущих литераторов своего времени. Он на собственном примере доказал, что человек может заниматься наукой и одновременно искусством, физикой и литературой. Теоретическая филологическая работа и практическая писательская деятельность Ломоносова связана с расцветом русского классицизма, однако не замыкается полностью в рамках этого направления. За пределы теории классицизма выходят идеи Ломоносова об исторической обусловленности стилевой системы русского литературного языка, изложенные в “Предисловии о пользе книг церковных в российском языке” (1758). До Ломоносова русский литературный язык отличала беспорядочная смесь самых различных языковых элементов. В письменном и устном обиходе употреблялись и исконно русские слова, и церковнославянизмы, значительная часть которых обветшала, и хлынувшие в изобилии в русский язык со времен Петра I всевозможные варваризмы. Это был крайне пестрый, тяжеловесный по своей синтаксической конструкции язык. Он не мог удовлетворить растущим потребностям науки и культуры, назрела историческая необходимость коренных, решительных преобразований. В “Предисловии...” высказана схема деления литературного языка натри стиля — “высокий”, “средний” и “низкий”. Само по себе учение о трех стилях восходит к глубокой древности. В античных риториках, в учебниках красноречия духовных школ Запада, Юго-Западной Руси и Московского государства постоянно рассматриваются три разновидности речи.     Три стиля разграничиваются “по пристойности материй”. Устанавливается зависимость между “материей”, т. е. темой, предметом изложения, жанром и стилем. “Высокая материя” требует высокого жанра и соответственно — высокого стиля, “низкая материя” требует низкого жанра и соответственно — низкого стиля. Для каждого жанра предусматривается один из трех стилей, отклонения не допускаются. Героические поэмы, оды, “прозаичные речи о важных материях” должны были быть написаны высоким стилем; “все театральные сочинения, в которых требуется обыкновенное человеческое слово к живому представлению действия”, стихотворные дружеские письма, сатиры, элегии, прозаические “описания дел достопамятных и учений благородных” — средним; комедии, увеселительные эпиграммы, песни, “в прозе дружеские письма, описание обыкновенных дел” — низким.     Эта регламентация для того времени имела определенное положительное значение, поскольку способствовала упорядочению употребления языковых ресурсов, что является одной из величайших заслуг Ломоносова в реформе русской словесности.     Такой подход был неоднозначно встречен современниками, но поскольку сложившаяся к XVIII веку ситуация в языке требовала кардинальных решений, то теория Ломоносова в конце концов восторжествовала. Ломоносов также рассматривал свою стилистическую теорию как средство борьбы со злоупотреблением иностранными словами.     Он решительно восставал против непродуманных заимствований, засорявших живой родник народного слова. И в пору, когда дворянская верхушка, а также заезжие иностранцы скептически расценивали возможности русского национального языка, работа Ломоносова по созданию своей научной терминологии имела очень большое значение. Он шел здесь различными путями. В одних случаях заменял иностранные термины отечественными названиями, в других — вводил в оборот известные русские выражения для обозначения новых научных понятий, в третьих — придавал иноязычным терминам, прочно вошедшим в русский словарь, формы, близкие к нормам отечественной грамматики.     Обладая прекрасным фонетическим чутьем, Ломоносов удачно переделал “оризонт” на горизонт, “квадратуум” на квадрат, “ваторпас” на ватерпас и т. д.     Все это способствовало нормализации русского литературного языка на определенном этапе его развития.     На практике Ломоносов указал пути к преодолению своей теории, к образованию той новой стилистической системы русского литературного языка, утверждение которой связывается с именем Пушкина.     Даже в одах, которыми Ломоносов наиболее прославился среди современников, в выборе и употреблении слов и грамматических форм он далеко не всегда следует правилам высокого стиля. Не случайно Пушкин сказал: “Слог его, ровный, цветущий и живописный, замена — главное достоинство от глубокого знания книжного славянского языка и от счастливого слияния оного с языком простонародным”. И это — во времена классицизма, времена, когда в споре о главенстве формы и содержания не могло быть никаких сомнений в лидерстве формы, а за нарушение чистоты жанра можно было на всю жизнь прослыть графоманом! Да и теорией трех стилей смешение “славенского” с “российским простонародным” в одном произведении не допускалось. Еще интереснее и важнее в одах Ломоносова свободный переход от одной манеры выражения к другой, изменение стиля. Если от традиционных, положенных по этикету восхвалений царей и цариц он переходит к предметам, которые считает действительно важными, то оставляет славянизмы, высокопарность, изукрашенность. Как просто написан знаменитый отрывок из “Оды на день восшествия на престол Елизаветы Петровны, 1747 г.”:

    Науки юношей питают,     Отраду старым подают,     В счастливой жизни украшают,     В несчастный случай берегут:      В домашних трудностях утеха     И в дальних странствах не помеха,     Науки пользуют везде:     Среди народов и в пустыне,     В градском шуму и наедине,     В покое сладки и в труде.

    Теория “трех штилей” Ломоносова вызвала горячие споры и обсуждения. В частности, на почве реформы Ломоносова возникли споры двух направлений, о главе которых стояли такие известные литераторы того времени, как Карамзин и Шишков.

18060 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Ломоносов М.В. / Разное / Теория «трех штилей» Ломоносова

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

www.litra.ru

Учение о «трех штилях»

В своем итоговом филологическом труде «Предисловие о пользе книг церковных», имевшем важнейшее значение для всего дальнейшего развития как языка, так и литературы, Ломоносов разли­чает в «российском языке» три рода «речений» (слов). К первому относятся слова, которые употребляются и в церковнославян­ском, и в русском языке: бог, слава, рука, ныне, почитаю. Ко второму принадлежат те церковнославянские слова, которые хотя и мало употребляются, особенно, в разговорной речи, но «всем грамотным людям вразумительны» — понятны: отверзаю, господень, насажденный, взываю. К третьему роду относятся слова живого русского языка, которых нет «в церковных кни­гах»: говорю, ручей, который, пока, лишь. Особую подгруппу со­ставляют здесь «низкие простонародные слова». Ставятся Ломо­носовым вовсе вне категорий вульгаризмы, однако он допускает и их ограниченное употребление — в народных театральных пред­ставлениях.

Наконец, совсем выбрасываются из языка архаизмы — «не­употребительные и весьма обветшалые» слова церковнославян­ского языка, вроде: обаваю, рясны, овогда, свене и т. п. Столь же, если не еще более решительную борьбу объявляет Ломоно­сов излишним варваризмам, которое «искажают собственную красоту нашего языка, подвергают его всегдашней перемене и к упадку преклоняют».

Соответственно наличию трех родов слов в языке, существуют и три словарно-речевых строя — «штиля»: высокий, посредствен­ный и низкий. Высокий штиль составляется из слов первого и второго рода — «из речений славенороссийских, то есть употре­бительных в обоих наречиях, и из славенских россиянам вразу­мительных и не весьма обветшалых». Посредственный, или сред­ний, штиль должен составляться по преимуществу из речений, употребительных в русском языке (т. е. слов первого и третьего рода), к которым можно примешивать «некоторые речения славенские в высоком штиле употребительные», т. е. слова второго рода, однако, спешит тут же добавить Ломоносов,, «с великою осторожностию, чтобы слог не казался надутым»; равным обра­зом допустимы в нем и «низкие» — «простонародные» слова, од­нако и здесь следует «остерегаться, чтобы не опуститься в под­лость». Низкий штиль составляется по преимуществу из «рече­ний третьего рода», т. е. отсутствующих в «церковнославян­ском» языке, которые могут смешиваться с речениями среднего штиля. От слов, употребительных только в «церковнославян­ском» языке, в нем следует вовсе удаляться; «простонародные, низкие слова» могут употребляться в нем «по рассмотрению».

Самое учение о трех штилях имелось и в прежних школьных пиитиках и риториках. Известно оно было и Тредиаковскому. Однако, теоретически принимая его, Тредиаковский не делал из этого никаких практических выводов: смешивал в своем языке всё во всем. Ломоносов пользуется этим традиционным разгра­ничением в чисто практических целях, внося порядок и ясность в то пестрое смешение русского с церковнославянским и заим­ствованными западноевропейскими словами и оборотами, какое было характерно для языка петровского и послепетровского времени.

К каждому из трех штилей Ломоносов прикрепляет опреде­ленные жанры. Высоким штилем могут и должны писаться «ге­роические поэмы, оды, прозаические речи о важных материях, которыми они от обыкновенной простоты к важному великоле­пию возвышаются». Средним штилем следует писать прежде всего драматургические произведения, «в которых требуется обыкновенное человеческое слово к живому представлению дей­ствия». Однако там, «где потребно изобразить геройство и высо­кие мысли», т. е. в трагедиях, можно употреблять и высокий штиль. Из мелких стихотворных произведений средним штилем должны писаться «дружеские письма, сатиры, эклоги и элегии». В прозе им могут описываться «дела достопамятные и учения благородные» (589). Наконец, низким штилем следует писать комедии, увеселительные эпиграммы и песни; в прозе — друже­ские письма, описания обыкновенных дел. Как видим, здесь Дано четкое соотнесение отдельных литературных жанров с оп­ределенным речевым строем. Требуя удаления из литературного языка ненужных варваризмов и утративших живое общественное содержание устарелых и непонятных читателям славянизмов, Ломоносов вел борьбу за национальную лексику, за националь­ный словарный состав русского языка.

Одновременно с борьбой за утверждение и упрочение нацио­нального словарного состава русского языка Ломоносов стре­мится упорядочить его грамматический строй — принимается за составление первой «Российской грамматики», вышедшей в свет в том же 1757 г. Задачей своей «Грамматики» Ломоносов ставит «измерить» «безмерно широкое поле или лучше сказать едва пре­делы имеющее море» языка, дать «малый и общий чертеж» всей его «обширности». Осуществляет это Ломоносов как подлинный ученый, который усматривает за многообразием явлений некие общие законы, ими управляющие, извлекает из «общего употреб­ления языка» правила, которыми в свою очередь показывает «путь самому употреблению» (предисловие к «Грамматике»). «В условиях послепетровского времени, при хаотической нераз- межеванности литературных стилей, при множестве новых требо­ваний к письменной речи, при торопливости и неряшливости, с которой разрешались подчас проблемы литературного языка,— властные, твердые, накаленные страстью грамматические пред­писания Ломоносова имели жизненно важное значение»,— подчер­кивается в примечаниях к новейшему академическому изданию сочинений Ломоносова. Важнейшее значение «Россий­ская грамматика» Ломоносова сохраняла на протяжении всего XVIII и даже начала XIX в. (выдержала 14 изданий).

Настаивая на необходимости использования «славенского языка» «книг церковных» для русского литературного языка, Ломоносов отнюдь не проповедовал возврата к «глубокословной славенщизне». Наоборот, он считал, что национальный русский литературный язык должен развиваться на основе всех нацио­нальных языковых-источников до простонародных слов включи­тельно. Превосходным по простоте и ясности языком, в котором все время чувствуется живое дыхание русской народной речи, написаны частные письма, отчасти научные работы Ломоносова. Весьма характерно обилие простых народных слов, притом в значительной своей части связанных с трудовым крестьянским обиходом, которые он использует в качестве примеров в своей грамматике (изба, бобыль, лапоть, бадья, амбар, горшок, ковш, сват, кум, сарай, кистень, сарынь, ломоть, копна, квасить, моло­тить и т. д.). Находим у него и большое количество народных пословиц и выражений, которые он очень ценил и собирал, оче­видно, даже предполагая выпустить их отдельным сборником. Сборник «лутчих российских пословиц», составленный Ломоно­совым, до нас не дошел. Но очень вероятно, что он был исполь­зован его учеником проф. Барсовым, который и выпустил первый отдельный печатный сборник русских пословиц («Собрание 4291 древних русских пословиц»). Но для своего литературно-художественного творчества в связи с его основными жанровыми фор­мами (ода, торжественная надпись, поэма, трагедия) Ломоносов избирает преимущественно область «высокого штиля».

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Одноклассники

waldorf.in.ua

Что Вы знаете о теории «трех штилей»? Поставьте слова высокий, средний, низкий с каждым рядом жанров: героические поэмы, оды, трагедии

Теория «трёх штилей» К созданию теории «трёх штилей» Ломоносов пришёл от практической потребности уяснить, каким же теперь, после стольких изменений в обществе, должен быть литературный язык. До Ломоносова приняты были в литературе формы церковно- славянской речи, и писатель подбирал особенные, книжностаринные слова, склонял и спрягал эти слова на церковнославянский манер. - «Прочтоша, написаша», «Беззаконновахом, неправдовахом». Вместо «ещё, тотчас» писали «паки, аще, абие». Письменная речь была переполнена славянизмами: «иже», «якоже», «понеже»... Употреблять «простой» язык в книжном сочинении считалось невежеством и необразованностью. Ломоносов отделил, разграничил русский язык от церковно- славянского. Составил первую грамматику русского языка. Народный русский язык получил достойную честь и самостоятельность. Но преобразователь всё же советует поэтам учиться красотам и важности церковных книг. Сочинение М. В. Ломоносова «О пользе книг церковных в российском языке» включило в себя разработанную учёным теорию «трёх штилей».«Штили»    Слова    Жанры«Высокий»    Церковнославянские и русские    Героические поэмы, оды, трагедии«Средний»    Русские с небольшой примесью церковно-славя неких    Драмы, сатиры, эклоги, дружеские письма, элегии«Низкий»    Русские слова разговорного языка с добавлением простонародных и малого числа церковно-славянских    Комедии, эпиграммы, песни, басниОда — торжественное стихотворение, посвящённое какому- то событию или герою.Поэма — один из видов лиро-эпических произведений, для которых характерны сюжетность, событийность и выражение автором или лирическим героем своих чувств.Трагедия — вид драмы, противоположный комедии, произведение, изображающее борьбу, личную или общественную катастрофу, обычно заканчивающуюся гибелью героя.Драма — произведение, предназначенное для постановки на сцене.Сатира — беспощадное, уничтожающее осмеяние, критика действительности, человека, явления.Эклога — стихотворное повествование или диалог, изображающий бытовые сельские сценки. Элегия — стихотворение грустного содержания.Эпиграмма — короткое сатирическое стихотворение, зло высмеивающее какое-либо лицо или общественное явление.Чтобы определить принадлежность произведения к одному из «штилей», надо уметь различать церковнославянские и русские слова, определять жанр произведения. Попробуем определить «штиль» уже известных нам произведений М. В. Ломоносова. Надпись «К статуе Петра Первого» — «высокий штиль». «Случились вместе два астронома в пиру...» — «низкий штиль».

www.soloby.ru