Роман-эпопея - что это такое? Примеры. Романы примеры


Роман - разбираем "по-косточкам" | Как написать книгу? Литературная гостиная Елены Полярной

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           

Рома́н — литературный жанр, эпическое произведение большой формы, в котором повествование сосредоточено на судьбах отдельной личности в ее отношении к миру, на становлении, развитии ее характера и самосознания чаще всего в кризисный нестандартный период его жизни. Содержание романа обволакивает значительный временной отрезок и описывает судьбы многих действующих персонажей.

В романе широко изображена жизнь, гладко выстроен ряд событий, обычно используется большое количество героев, которые участвуют в событийном ряде произведения.

Роман дает талантливому писателю возможность показать прогресс духовного мира задействованных героев, обнажать изменения на любом отрезке времени, делать некий анализ тех условий, которые способны повлиять на формирование их характеров.

Авторы романов для создания уникальных художественных образов прибегают к различным ухищрениям, используют разнообразные технические приемы.

Это могут быть и описания, и определенное раскрытие событий, и индивидуальная речевая характеристика героев участвующих в жизни романа. Отсюда и композиция таких произведений зачастую бывает довольно сложной для восприятия читателем.

Удобным примером романа может служить работа Федора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание». В нем соблюдены следующие характерные черты истинного романа: противоречивый, сложный духовный мир основного героя раскрыт с исчерпывающей полнотой, показано его развитие.

Основополагающие стороны характера героя рассмотрены в тесной взаимосвязи с бытующими в произведении социальными контрастами и печалями всего общества в целом. Активное участие в драматических событиях, принимают еще несколько персонажей.

В романе затронуты острые социальные и глубочайшие нравственные философские вопросы, которые Достоевский успешно решает, в результате многообразие описанной им жизни, дает сложную композиционную структуру всего произведения: предельно напряженный, стремительно разрастающийся конфликт, столкновение противоположно расположенных идей, прекрасное использование в произведении диалогов и многое другое.

Признаки, которые были приведены для романа «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского, присущи для следующих литературных произведений: «Анны Карениной» пера Льва Николаевича Толстого, «Оливера Твиста» в исполнении Диккенса, «Мастера и Маргариты» Михаила Афанасьевича Булгакова, «Евгения Гранде» от Бальзака, и других популярных романов.

Основные виды романа

Предлагаемая классификация не претендует на полноту, которой трудно достигнуть, имея дело с таким жанром, как роман. Она позволяет объединить при сравнении некоторые романы, чтобы привлечь внимание к чертам сходства. В отличие от античного эпоса, средневекового рыцарского романа или, скажем, элегии, роман всегда был в постоянном конфликте с существующими литературными условностями. Все время меняя способы повествования, роман заимствовал элементы стиля у драмы, журналистики, массовой культуры и кино, никогда, однако, не утрачивая традицию репортажа, идущую из 17 в.

Социальный роман.

Повествование этого рода сосредоточено на разнообразных вариантах поведения, принятого в каждом данном обществе, и на том, как поступки персонажей отвечают или противоречат ценностным установкам данного общества. Двумя разновидностями социального романа являются нравописательный роман и роман культурно-исторический (как правило, строящийся как история семьи). Их персонажи всегда поданы на фоне культурных стандартов своего времени. Даже если в центре повествования находится внутренняя жизнь героев, его двигателем всегда являются их конфликты с внешним миром, представителями других классов и убеждений.

Нравоописательный роман.

Нравоописательный роман под пером Джейн Остин, Эдит Уортон и Г.Джеймса является более чем камерным социальным повествованием. Сосредоточенный на нюансах и стандартах поведения в обществе, этот тип литературы достигает наибольших удач в результате тщательного анализа мельчайших столкновений, происходящих часто в отгороженной от остального мира среде.

Гордость и убеждение Джейн Остин - это расследование дурного поведения, не джентльменских поступков и различия между собственно гордостью и различными формами высокомерия, своеволия и эгоцентризма. Г.Джеймс и Эдит Уортон также делают чайную чашку на рауте плавильным котлом, где бушует борьба между индивидуализмом и социальным конформизмом. Небольшие ошибки ведут к страданиям и смерти героини в Дейзи Миллер Джеймса. "Нравы", которые описывает нравоописательный роман, давно уже вышли за пределы "приличного общества". Он может иметь дело с богемой, наркоманами, университетскими профессорами и студентами, столичными штучками и провинциальными увальнями. От Джейн Остин и до наших дней романист-нравописатель часто становится сатириком, как, например, Ф.Рот, в романе Прощай, Колумбус делающий объектом сатиры средний класс.Культурно-исторический роман.Культурно-исторический роман более богат по фактуре. В отличие от плутовского романа это не беглый обзор социальных типов в сменяющих друг друга пестрых эпизодах. Культурно-исторический роман, такой, как Отец Горио Бальзака, Крошка Доррит Диккенса, Война и мир Толстого, В поисках утраченного времени Пруста, изучает отдельные личности, предлагает собственную социальную психологию классов и групп, содержит впечатляющие символы, в которых выражается отношение автора к целому образу жизни. В романе этого типа встречаются и элементы философии, и эксперименты с формой, но главным в нем является раскрытие значений, принципов и стилей социального поведения, которые управляют жизнями людей. Герой культурно-исторического романа узнает по ходу действия механизм социального продвижения, а также собственное место в общем устройстве мира (например, бальзаковский Эжен де Растиньяк).

Интерес к истории, характерный для культурно-исторического романа, часто проявляется в описании нескольких поколений. Для Толстого в Войне и мире прошлое принадлежит одновременно и обществу и частной жизни. С появлением монументальных мемуаров Пруста культурно-исторический роман вступил в новую фазу. В поисках утраченного времени - это не только воспроизведение привычек и манер более раннего периода, но воссоздание работы сознания автора, проникающего в сущность иллюзий как относительно социальной жизни, так и любви. В семи томах Пруст собрал детально документированный материал о состоянии общества, что, собственно, и является главным достижением автора культурно-исторического романа.

Для исследования общества в качестве представляющего его микрокосма часто используется история семьи. Т.Манн в Будденброках прослеживает, как одна семья теряет со временем свою групповую идентичность, превращаясь в новых поколениях из некого бюргерского единства в собрание невротиков. Культурно-исторический роман как художественная форма очень часто имитируется. Так называемые блокбастеры очень часто рекламируются в качестве чего-то "бальзаковского" или "толстовского". Унесенные ветром Маргарет Митчел и многие послевоенные произведения того же типа имеют все внешние приметы культурно-исторического романа, однако их весьма поверхностная социальная психология, стереотипные герои, мелодраматические ситуации и полная неспособность охватить всю сложность и многозначность социальной жизни явно выводит их за пределы обсуждаемой здесь литературы.

Психологический роман.

Психологический роман отличает сугубое внимание к внутреннему миру человека. В его технический арсенал входят аналитический комментарий, символика, внутренний монолог и поток сознания. Наиболее часто встречающиеся формы психологического романа - "роман воспитания" и детализированный портрет. Под портретом подразумевается последовательное изучение персонажа в момент кризиса.

Роман воспитания прослеживает временные стадии в жизни протагониста, преследующего определенную цель. В нем преобладает оптимистический настрой, ибо достигаемая цель - это художественный или профессиональный успех, духовный рост, достижение эмоциональной полноты. Протагонист изучает мир, страдает и под конец разрешает или хотя бы начинает по-новому понимать все конфликты, терзавшие его в детстве или юности.

В "Больших надеждах" Диккенса Пип, наиболее сложный психологический образ из всех персонажей писателя, борется со страхами детства, с самодовольными фантазиями, приходящими в противоречие с собственными лучшими задатками, со своими взрослыми недостатками. В результате он не столько добивается успеха, сколько отказывается от своего незрелого "я". Другой мотив, движущий героем, - вызов обществу. Им характеризуется Жюльен Сорель из Красного и черного Стендаля, он же является мотивом Портрета художника в юности Джойса. Психологический роман достиг "фрейдовских" откровений задолго до Фрейда. Уже Диккенс использовал страшную, угрожающую фигуру каторжника Мэгвича в Больших надеждах как подавленный детский образ, символизирующий асоциальные силы, влияющие на человеческую судьбу.

В арсенале романистов-психологов помимо прямого описания есть и другие методы. Герой часто сам "выдает себя". Так поступает Достоевский в Записках из подполья, давая выговориться своему анонимному "парадоксалисту". Поток сознания, отличающийся от сознательно выстроенного внутреннего монолога хаосом образов и ассоциаций, открывает, чем сознание является для самого себя. Классическим примером здесь являются ассоциативные скачки, передающие невыстроенную внутреннюю речь героя Улисса Леопольда Блума. Существуют и другие способы раскрытия мыслей и чувств. Один из них парадоксальным образом отрицает всякое заглядывание внутрь. "Психология" персонажа в этом случае выражается предметами, попадающими в его поле зрения. А.Роб-Грийе в Ревности с почти маниакальной точностью описывает самые обыкновенные предметы, попадающие в поле зрения трех людей на колониальной плантации, а также их действия. Однако на уровне мотивации и стиля поведения ничего не прояснено. Для Роб-Грийе человеческое поведение слишком сложно, чтобы укладываться в привычные психологические категории.

Невыразимое, таинственное и непрозрачное стало одной из характеристик современного повествования - от Хемингуэя, чьи герои отказываются раскрыть себя, до голосов С.Беккета, ничего не говорящих о самих себе, но наговаривающих тома об анонимности человеческого сознания в постсовременном мире.

Роман идей.

В романе всегда находилось место для разного рода теорий и мнений относительно общества, космоса, нравственных ценностей, собственно, обо всем на свете. В отличие от психологического романа, роман идей, или "философский" роман, использует персонажей в качестве носителей интеллектуальных теорий. Но если, скажем, в диалогах Платона участники являются лишь рупором философа, герои романа - полноценные персонажи, разделяющие те или иные взгляды. В Братьях Карамазовых Достоевский использует и фантастические (Легенда о Великом Инквизиторе), и "реальные" сцены, чтобы высказать идеи, которые мучают героев. Т.Манн в Волшебной горе использует и дебаты в духе Достоевского (диалоги либерала Сеттембрини с иезуитом Нафтой), и сложную систему символов (рентгеновский снимок как поэтическое проникновение в глубь вещей) для высказывания своих идей относительно современной цивилизации. Дебаты и символику использует Кафка в Процессе. В мире Кафки человек, оказавшийся жертвой преследования, всегда оказывается виновным; по странной логике современного мира, самой попыткой освободиться он зарабатывает себе наказание. Чешский романист М.Кундера создает вокруг своих героев угрожающее политическое окружение, заставляющее их искать автономии от него в игре, сексе и искусстве. В Невыносимой легкости бытия он исследует последствия господства тоталитарного режима 1968.

Приключенческий роман, роман с интригой, роман поисков.

Все эти типы романа исследуют территорию, выходящую за границы обыкновенной жизни. Как правило, они предусматривают миллионы сюжетных осложнений. Будь то дешевое развлечение или высокое искусство, эти романы удовлетворяют ожидания тех читателей, кому по душе сильные герои, кто любит быстрое, кинематографическое мелькание декораций. В традиции рыцарского романа протагонист преследует либо идеал, либо любимого человека, либо зачарованное место, либо какую-то определенную идею. На пути его ждут испытания, препятствия, унижения; в самом конце - исполнение желаний, крушение или разочарование.

В отличие от психологического портрета приключенческая история всегда связана с действием. Дороги, реки, морские путешествия и все в этом духе часто служат ключевым элементом в качестве либо функционального, либо символического пути к достижению цели. Любовь и страсть - центральный элемент романа поисков. Его самая простая форма - готическая история о бедной девушке, встретившейся с благородным богатым человеком (Ребекка Дафны дю Морье).

Более высоким качеством обладают любовные истории с элементом развлекательности, но обогащенные поэтическим чувством, иронией, трагизмом. Такими романами поисков, несмотря на все различия, являются Грозовой перевал Эмилии Бронте, Великий Гэтсби Фицджералда и Лолита Набокова. Как все романы поисков, они проникнуты готическим духом чудесного и страшного. Презрение ко всему условному и практическому отличает почти все романы поисков. Твеновский Гек Финн готов отправиться хоть в ад, при условии, что там его не встретит мисс Уотсон. Сжигает за собой мосты и герой Моби Дика Мелвилла.

Персонажи, ищущие приключений или втянутые в интригу, часто встречаются с трагическими последствиями. Трактовка приключения как катастрофы выделилась в почти отдельный жанр. Речное путешествие в Сердце тьмы Конрада и трагически заканчивающееся плавание по реке в Избавлении Дж.Дики никак не напоминают побег Гека Финна от цивилизации. Шпионские истории, выстраивающие сложные интриги вокруг людей, живущих в исключительных обстоятельствах, также могут заканчиваться самым непредвиденным образом. Предательство и политический цинизм разрушают жизнь героев шпионского триллера Ле Карре Шпион, вернувшийся с холода. Потенциал романа приключений и поисков очень велик. Он может включить в себя все возможное и хоть чуть-чуть правдоподобное для людей с воображением. Главное, чтобы это не напоминало ежедневную жизнь. Его герои и антигерои всегда находятся в крайних ситуациях и в странном антураже, но никогда не отрываются от корней романа, предполагающего позицию объективного репортажа; они никогда не становятся продуктами чистой фантазии.

Экспериментальный роман.

Подобно тем психологическим романам, что решительно рвут с логикой причины и следствия в сюжете и характеристике персонажей, экспериментальный роман добавляет литературе одно важное качество - постоянное осознание используемой литературной техники.

Экспериментальный роман подчас трудно читать, так как он считает своей целью не воспроизведение реальности, но выстраивание собственной формы. Сюжет и характер постоянно подвергаются автором сомнению. Основы такого подхода заложил еще Стерн в "Тристраме Шенди". Стерн и его последователи вступают в прямой контакт с "сообщником-читателем" (выражение Кортасара).

Эта линия не заглохла и в 19 в., что демонстрируют "Sartor Resartus" Карлейля, "Записки из подполья" Достоевского. Структура же "истории" подверглась сомнению еще в романе Гюисманса «Наоборот», где протагонист занят лишь чтением и потаканием своим прихотям. В эпопее Пруста «В поисках утраченного времени» главное - не сюжет, но сам момент воспоминания, когда под влиянием какой-то незначительной причины начинает работать память Марселя. Нет "истории" в строгом смысле и в Улиссе Джойса, который является, прежде всего, проекцией того, что может удержать в себе человеческое сознание: впечатлений, восприятий, знаний.

Еще более трудны для восприятия писатели, разрушающие сюжетное повествование. "Безымянный" Беккета представляет собой монолог, не имеющий отношения ни к каким событиям. Другие экспериментаторы сохраняют условность "рассказывания истории", однако совершенно не заинтересованы в ее ясности и доступности. Роман превращается в своеобразный лабиринт, где главными элементами становятся стиль и структура. Подобно странице Писания, страница романа обладает авторитетом написанного слова. Будучи древними, как сама западная цивилизация, слова могут быть расставлены так, чтобы забавлять и наставлять. Слова заставляют читателя сотрудничать, работать для собственного просвещения и понимания.

Современный опыт чтения романа связан с тишиной и отгороженностью от мира. Жанр стал своего рода внутренним космосом, местом, где можно размышлять, воображать, вспоминать. Роман - это форма познания, рассчитанная на века благодаря своей гибкости и постоянному стремлению оценивать возможности человека, находящегося в окружении других людей.

litgostinaya.ru

Роман (литературный жанр) — Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия — статья

В противоположность классическому эпосу роман сосредоточен на изображении исторического настоящего и судеб отдельных личностей, обычных людей, ищущих себя и свое предназначение в посюстороннем, «прозаическом», мире, утратившем первозданную стабильность, цельность и сакральность (поэтичность). Даже если в романе – например, в романе историческом, действие перенесено в прошлое, это прошлое всегда оценивается и воспринимается как непосредственно предшествующее настоящему и с настоящим соотносимое.

Роман как открытый в современность, формально не закостеневший, становящийся жанр литературы Нового и Новейшего времени, исчерпывающе не определим в универсалистских терминах теоретической поэтики, но может быть охарактеризован в свете поэтики исторической, исследующей эволюцию и развитие художественного сознания, историю и предысторию художественных форм. Историческая поэтика учитывает как диахроническую изменчивость и многоликость романа, так и условность использования самого слова «роман» как жанровой «этикетки». Далеко не все романы, даже романы образцовые с современной точки зрения, определялись их создателями и читающей публикой именно как «романы».

Первоначально, в 12-13 вв., слово roman обозначало любой письменный текст на старофранцузском языке и лишь во второй половине 17 в. частично обрело свое современное смысловое наполнение. Сервантес — создатель парадигматического романа Нового времени «Дон Кихот» (1604-1615) — называл свою книгу «историей», а слово «novela» использовал для названия книги повестей и новелл «Назидательные новеллы» (1613).С другой стороны, многие произведения, которые критика 19 века — эпохи расцвета реалистического романа — постфактум назвала «романами», таковыми не всегда являются. Характерный пример — стихотворно-прозаические пасторальные эклоги эпохи Возрождения, превратившиеся в «пасторальные романы», так называемые «народные книги» 16 века, в том числе пародийное пятикнижие Ф. Рабле. К романам искусственно причисляют фантастические или аллегорические сатирические повествования, восходящие к античной «менипповой сатире», такие как «Критикон» Б. Грасиана, «Путь паломника» Дж. Беньяна, «Приключения Телемаха» Фенелона, сатиры Дж.Свифта, «философские повести» Вольтера, «поэму» Н. В. Гоголя «Мертвые души», «Остров пингвинов» А.Франса. Также романами можно назвать далеко не все утопии, хотя — на границе утопии и романав конце 18 в. возник жанр утопического романа (Морриса, Чернышевского, Золя), а затем и его двойник-антипод —антиутопический роман («Когда спящий проснется» Г.Уэллса, «Мы» Евг. Замятина).Роман в принципе — жанр пограничный, связанный практически со всеми соседствующими с ним видами дискурса, как письменного, так и устного, с легкостью вбирающий в себя ино-жанровые и даже ино-родовые словесные структуры: документы-эссе, дневники, записки, письма (эпистолярный роман), мемуары, исповеди, газетные хроники, сюжеты и образы народной и литературной сказки, национального и Священного предания (например, евангельские образы и мотивы в прозе Ф. М. Достоевского). Существуют романы, в которых ярко выражено лирическое начало, в других различимы черты фарса, комедии, трагедии, драмы, средневековой мистерии. Закономерно появление концепции (В. Днепров), согласно которой роман является четвертым — по отношению к эпосу, лирике и драме – родом литературы.Роман — тяготеющий к многоязычию, многоплановый и многоракурсный жанр, представляющий мир и человека в мире с разнообразных, в том числе и разножанровых точек зрения, включающий в себя иные жанровые миры на правах объекта изображения. Роман хранит в своей содержательной форме память о мифе и ритуале (город Макондо в романе Г. Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества»). Поэтому, являясь «знаменосцем и герольдом индивидуализма» (Вяч. Иванов), роман в новой форме (в письменно зафиксированном слове) одновременно стремится воскресить первобытный синкретизм слова, звука и жеста (отсюда — органичное рождение кино и телероманов), восстановить изначальное единство человека и мирозданья.Проблема места и времени рождения романа остается дискуссионной. Согласно и предельно широкой и предельно узкой трактовке сущности романа — приключенческое повествование, сосредоточенное на судьбах влюбленных, стремящихся к соединению, — первые романы были созданы еще в Древней Индии и независимо от того — вГреции и Риме во II-IV вв. Так называемый греческий (эллинистический) роман — хронологически первая версия «авантюрного романа испытания» (М. Бахтин) лежит у истоков первой стилистической линии развития романа, для которой характерны «одноязычность и одностильность» (в англоязычной критике повествования такого рода именуются romance).Действие в «ромэнс» разворачивается в т«авантюрном времени», которое изъято из реального (исторического, биографического, природного) времени и представляет собой своего рода «зияние» (Бахтин) между начальной и конечной точками развития циклического сюжета — двумя моментами в жизни героев-влюбленных: их встречей, ознаменованной внезапно вспыхнувшей обоюдной любовью, и их воссоединением после разлуки и преодоления каждым из них разного рода испытаний и искушений.

Промежуток между первой встречей и окончательным воссоединением наполнен такими событиями, как нападение пиратов, похищение невесты во время свадьбы, морская буря, пожар, кораблекрушение, чудесное спасение, ложное известие о смерти одного из влюбленных, заключение в тюрьму по ложному обвинению другого, грозящая ему смертная казнь, вознесение другого на вершины земной власти, неожиданная встреча и узнавание. Художественное пространство греческого романа — «чужой», экзотический, мир: события происходят в нескольких ближневосточных и африканских странах, которые описываются достаточно подробно (роман — своего рода путеводитель по чужому миру, замена географической и исторической энциклопедий, хотя в нем содержится и немало фантастических сведений).

Ключевую роль в развитии сюжета в античном романе играет случай, а также разного рода сны и предсказания. Характеры и чувства героев, их внешность и даже возраст остаются неизменными на всем протяжении развития сюжета. Эллинистический роман генетически связан с мифом, с римским судопроизводством и риторикой. Поэтому в таком романе множество рассуждений на философские, религиозные и моральные темы, речей, в том числе и произносимых героями на суде и построенным по всем правилам античной риторики: авантюрно-любовный сюжет романа – это и судебный «казус», предмет его обсуждения с двух диаметрально-противоположных точек зрения, pro и contra (эта контраверсность, сопряжение противоположностей сохранится как жанровая черта романа на всех этапах его развития).

В Западной Европе эллинистический роман, забытый на протяжении Средневековья, был заново открыт в эпоху Возрождения авторами позднеренессансных поэтик, создавашихся почитателями так же заново открытого и прочитанного Аристотеля. Пытаясь приспособить аристотелевскую поэтику (в которой о романе ничего не говорится) к потребностям современной литературы с ее бурным развитием разного рода вымышленных повествований, гуманисты-неоаристотелики обратились к греческому (а также византийскому) роману как античному образцу-прецеденту, ориентируясь на который, следует создавать правдоподобное повествование (правдивость, достоверность — новое качество, предписываемое в гуманистических поэтиках романному вымыслу). Рекомендациям, содержавшимся в неоаристотелевских трактатах во многом следовали создатели псевдоисторических авантюрно-любовных романов эпохи барокко (М. де Скюдери и др.).

Фабула греческого романа не только эксплуатируется в массовой литературе и культуре 19-20 вв. (в тех же латиноамериканских телероманах), но и просматривается в сюжетных коллизиях «высокой» литературы в романах Бальзака, Гюго, Диккенса, Достоевского, А. Н. Толстого (трилогия «Сестры», «Хождение по мукам», «Восемнадцатый год»), Андрея Платонова («Чевенгур»), Пастернака («Доктор Живаго»), хотя в них же нередко пародируется («Кандид» Вольтера) и кардинально переосмысляется (целенаправленное разрушение мифологемы «священной свадьбы» в прозе Андрея Платонова и у Г. Гарсиа Маркеса).

Но роман к сюжету не сводим. Подлинно романный герой сюжетом не исчерпывается: он, по выражению Бахтина, всегда или «больше сюжета или меньше своей человечности». Он не только и не столько «человек внешний», реализующий себя в действии, в поступке, в адресованном всем и никому риторическом слове, сколько «человек внутренний», нацеленный на самопознание и на исповедально-молитвенное обращение к Богу и конкретному «другому»: такой человек был открыт христианством (Послания апостола Павла, «Исповедь» Аврелия Августина), подготовившем почву для формирования европейского романа.Роман, как жизнеописание «человека внутреннего», начал складываться в западноевропейской литературе в форме стихотворного, а затем прозаического рыцарского романа 12-13 вв. — первого повествовательного жанра Средневековья, воспринимаемого авторами и образованными слушателями и читателями как вымысел, хотя по традиции (также становящейся предметом пародийной игры) нередко выдававшийся за сочинения древних «историков». В основе сюжетной коллизии рыцарского романа ищущее компромисса неуничтожимое противостояние целого и отдельного, рыцарского сообщества (мифического рыцарства времен короля Артура) и героя-рыцаря, который и выделяется среди других своими достоинствами, и — по принципу метонимии — является лучшей частьюрыцарского сословия. В предназначенном ему свыше рыцарском подвиге и в любовном служении Вечной женственности герой-рыцарь должен заново осмыслить свое место в мире и в социуме, разделенном на сословия, но объединенном христианскими, общечеловеческими ценностями. Рыцарская авантюра не просто испытание героя на самотождественность, но и момент его самопознания.

Вымысел, авантюра как испытание самотождественности и как путь к самопознанию героя, сочетание мотивов любви и подвига, интерес автора и читателей романа к внутреннему миру персонажей — все эти характерные жанровые приметы рыцарского романа, «подкрепленные» опытом близкого ему по стилю и строю «греческого» романа, на закате Возрождения перейдут в роман Нового времени, пародирующий рыцарскую эпику и одновременно сохраняющий идеал рыцарского служения как ценностный ориентир («Дон Кихот» Сервантеса).

Кардинальное отличие романа Нового времени от романа средневекового — перенос событий из сказочно-утопического мира (хронотоп рыцарского романа — «чудесный мир в авантюрном времени», по определению Бахтина) в узнаваемую «прозаическую» современность. На современную, «низкую», действительность сориентирована одна из первых (наряду с романом Сервантеса) жанровых разновидностей новоевропейского романа – плутовской роман (или пикареска), сложившийся и переживший расцвет в Испании во второй половине 16 — первой половине 17 в. («Ласарильо с Тормеса», Матео Алеман, Ф. де Кеведо. Генетически пикареска связана со второй стилистической линией развития романа, по Бахтину (ср. англоязычный термин novel как противоположность romance). Ей предшествует «низовая» проза античности и Средневековья, так и не оформившаяся в виде собственно романного повествования, к которой относятся «Золотой осел» Апулея, «Сатирикон» Петрония, менипппеи Лукиана и Цицерона, средневековые фаблио, шванки, фарсы, соти и другие смеховые жанры, связанные с карнавалом (карнавализованная литература, с одной стороны, противопоставляет «человеку внутреннему» «человека внешнего», с другой — человеку как социализированнму существу («официальный» образ человека, по Бахтину) человека природного, приватного, бытового. Первый образец плутовского жанра – анонимная повесть «Жизнь Ласарильо с Тормеса» (1554) – пародийно сориентирована на жанр исповеди и выстроен как псевдоисповедальное повествование от лица героя, нацеленное не на покаяние, а на самовосхваление и самооправдание (Дени Дидро и «Записки из подполья» Ф. М. Достоевского). Автор-иронист, прячущий за героем-повествователем, стилизует свой вымысел под «человеческий документ» (характерно, что все четыре сохранившихся издания повести анонимны). Позднее от жанра пикарески ответвятся подлинные автобиографические повествования («Жизнь Эстебанильо Гонсалеса»), уже стилизованные под плутовские романы. В то же время пикареска, утратив собственно романные свойства, превратится в аллегорический сатирический эпос (Б. Грасиан).

Первые образцы романного жанра обнаруживают специфически-романное отношение к вымыслу, который становится предметом двусмысленной игры автора с читателем: с одной стороны, романист приглашает читателя поверить в достоверность изображаемой им жизни, погрузиться в нее, раствориться в потоке происходящего и в переживаниях героев, с другой — то и дело иронически подчеркивает вымышленность, сотворенность романной действительности. «Дон Кихот» — роман, в котором определяющим началом является проходящий через него диалог Дон Кихота и Санчо Пансы, автора и читателя. Плутовской роман — это своего рода отрицание «идеального» мира романов первой стилистической линии — рыцарских, пасторальных, «мавританских». «Дон Кихот», пародируя рыцарские романы, включает в себя романы первой стилистической линии на правах объектов изображения, создавая пародийные (и не только) образы жанров этих романов. Мир сервантесовского повествования распадается на «книгу» и «жизнь», но граница между ними размыта: герой Сервантеса проживает жизнь как роман, претворяет задуманный, но не написанный роман в жизнь, становясь автором и соавтором романа своей жизни, в то время как автор под маской подставного арабского историка Сида Ахмета Бененхели — становится персонажем романа, не выходя в то же время из своих других ролей — автора-издателя и автора-творца текста: начиная с пролога к каждой из частей он собеседник читателя, которому также предлагается включиться в игру с текстом книги и текстом жизни. Таким образом, «донкихотская ситуация» развертывается в стереометрическом пространстве трагифарсового «романа сознания», в сотворение которого вовлечены три основных субъекта: Автор – Герой — Читатель. В «Дон Кихоте» впервые в европейской культуре зазвучало «трехмерное» романное слово — наиболее яркая примета романного дискурса.

Подобно тому, как роман Сервантеса объединяет обе стилистические линии развития романа, традиции риторического и карнавального дискурсов, английские романисты эпохи Просвещения (Д. Дефо, Г. Филдинг, Т. Смоллетт) примиряют первоначально несовместимые друг с другом роман «сервантесовского типа» и пикареску, создав «роман большой дороги», который, в свою очередь, абсорбирует опыт зародившегося в раннеренессансной Италии («Фьяметта» Боккаччо) и окончательно оформившегося во Франции в 17 в. («Принцесса Клевская» М. де Лафайет) психологического романа, а также черты идиллии. Традиции английского любовно-сентиментального и семейно-бытового романа эпохи Просвещения (С. Ричардсона, О. Голдсмита) будут подхвачены романистами 19-20 в. Впитав, в свою очередь, опыт оформившегося также в Англии под пером В. Скотта исторического романа, в специфически русском культурном контексте возникнет жанр романа-эпопеи (Л. Н. Толстой), который через столетия сопоставит в единой художественной структуре две противоположности — эпос и роман, еще раз подтвердив коренную особенность романа — его сущностную контраверсность и диалектику его внутренней формы.Способность романа к постоянному самообновлению на всем протяжении его жизни в культуре Нового и Новейшего времени подтверждается регулярным появлением романов-пародий на те или иные тяготеющие к канонизации образцы жанра: пародийное и самопародийное начало присутствует в прозе Филдинга, Стерна, Виланда, Диккенса, М. Твена, Джойса, Пушкина, Достоевского, Набокова, Г. Гарсиа Маркеса и др.. Большинство романов-пародий и самопародий могут быть названы «самосознательными романами» или метароманами, т.е.текстами, основанными на пародийной цитации и ироническом переосмыслении чужих текстов. У истоков этой традиции также находится первый «образцовый» роман Нового времени – «Дон Кихот».Многообразие романной традиции, отражающее неисчерпаемость самого жанра, проявляется и в появлении специфически-национальных разновидностей жанра: «романа воспитания» в Германии (Гете, Т.Манн), романа-эпопеи в России, «романа о диктаторе» в Латинской Америке, детективного романа в Англии.
  • А. Н. Веселовский. История или теория романа//А.Н.Веселовский. Избранные статьи. Ленинград, 1939
  • Д. Лукач. Теория романа // НЛО, № 9 (1994)
  • Б. А. Грифцов. Теория романа. М., 1927;
  • О. М. Фрейденберг. Поэтика сюжета и жанра. М., 1997 (перв. изд. 1936)
  • А. В. Чичерин. Происхождение романа-эпопеи.М., 1958
  • М. М. Бахтин. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1963
  • М. М. Бахтин. Слово в романе // М.М.Бахтин. Вопросы литературы и эстетики.М., 1975
  • М. М. Бахтин. Формы времени и хронотопа в романе // М. М. Бахтин. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975
  • В. В. Кожинов. Происхождение романа. М., 1963
  • В. Днепров. Черты романа 20 века. М.-Л., 1965
  • С. Г. Бочаров. О композиции «Дон Кихота» // С. Г. Бочаров. О художественных мирах. М., 1985
  • Е. М. Мелетинский. Введение в историческую поэтику эпоса и романа. М., 1986
  • Н. С. Лейтес. Роман как художественная система. Пермь, 1986
  • С. И. Пискунова. «Дон Кихот» Сервантеса и жанры испанской прозы XVI-XVII веков. М., 1998
  • J. Ortega-y-Gasset. Meditaciones de la novela. La Habana. 1964 (перв.изд. 1914)
  • R. Girard. Mensonge romantique et verite romanesque. Grasset, 1961
  • W. Booth. The Rhetoric of the Novel. Chicago, London, 1967 (перв. изд. 1961)
  • R. Alter. The Partial Magic, 1975
  • N. Frey. The Secular Scripture. 1976
  • Towards a Poetica of Fiction. Essays from the Novel: a Forum on Fiction 1967 - 1976. Ed. By M. Spilka
  • Bloomington, London, 1977; R. Scholes. Fabulation and Metafiction. 1979
  • W. Reed. An Exemplary History of the Novel. The Quixotic versus the Picaresque. Chicago, London, 1981
  • F. K. Stanzel. Typischen Formen des Romans. 12 Aufl. Gottingen, 1997

megabook.ru

Что такое роман и каким он бывает?

Роман - это один из ведущих жанров современной литературы. Несмотря на то, что он появился еще в восемнадцатом веке, пик его популярности приходится непосредственно на новое и новейшее время. Возможно, это объясняется тем, что в современном мире романная проблематика, посвященная зачастую судьбам отдельных личностей, встречает меньше препятствий и ограничений, чем в предшествующие эпохи.

Если отвечать на вопрос о том, что такое роман, можно найти целых два определения. С одной стороны, это эпическое произведение, объемом превышающее несколько сотен страниц. А с другой - произведение, повествующее о судьбах личностей, которые ищут свое предназначение в мире. Причем, учитывая то, что существуют и роман в стихах, и лиро-эпический роман, второе определение ближе к истине. В произведениях этого жанра, как правило, отображена современность, либо напрямую, либо косвенно. Во втором случае действие романа может происходить в альтернативной вселенной или в прошлом, но его проблематика все равно будет отсылать нас к миру настоящего.

Нельзя рассказать о том, что такое роман, не упомянув о его формах. Так как существует множество разнообразных произведений этого жанра, была принята их классификация в зависимости от некоторых специфических особенностей. К наиболее распространенным формам романа относят следующие:

- Авантюрный роман. В нем сюжет закручивается вокруг приключений героев, которые попадают в различные специфические ситуации.

- Исторический роман. К этой же категории относятся всем известные эпопеи. В таких произведениях автор, как правило, обращается к какой-либо конкретной эпохе и стремится изобразить судьбу того или иного класса людей.

- Психологический роман. В нем на первый план выходят размышления и переживания главного героя (который, как правило, один). Действенная линия сюжета может при этом практически отсутствовать.

- Сатирический роман. Как видно из названия, в этой форме романа высмеиваются различные общественные явления.

- Реалистический роман. Произведения этой разновидности направлены на объективное отображение окружающей действительности.

- фантастический роман. Сюда же относятся произведения в жанре "фэнтези". В романах этой формы автор создает собственный мир, в котором происходит действие. Это может быть какая-либо параллельная реальность или далекое механизированное будущее.

-Публицистический роман. Представляет собой произведение публицистики, созданное при помощи художественных средств и снабженное сюжетом.

Итак, ответы на вопрос о том, что такое роман, могут быть пространны и многообразны, тем не менее произведения этого жанра довольно легко выделить среди всей остальной прозы. Как правило, романы обладают большим объемом, а персонажи в них развиваются на протяжении всего сюжета. Многие из них освещают широкий спектр проблем, которые так или иначе соотносятся с современным миром. Поэтому, рассуждая о том, что такое роман, следует помнить - этот жанр неотделим от времени, в которое жил и создавал его автор. И тогда становится понятно, что роман - это художественное отражение действительности.

fb.ru

с чего начать, придумать название, сюжет

Роман – это не просто набор из 33 букв и горстки знаков препинания. У него есть назначение – заставить читателя окунуться в мир, созданный автором, почувствовать вещи, места и миры, о которых он не знал. Разжечь в читателе жажду узнать, что же произойдёт дальше, заставить его перевернуть страницу и обнаружить, что чтение романа не только принесло удовольствие, но заставило немножко измениться и открыло для него что-то новое.

Самые популярные жанры литературы

Как начать писать? Прежде чем сесть за написание романа, автор должен определить: для кого он хочет писать? Кто будут его читатели? Что их интересует и что сегодня читают больше всего? Многочисленные опросы показали, что на сегодня самые читаемые жанры – это любовный роман, фантастика, детективы и классика.

Любовные романы

Как правило, читают их в большинстве своём женщины, которые видят в жизни только стирку, уборку, работу, кухню и вечно занятого мужа. Им необходима романтика, красота. Им нужны красивые имена героев, сильные персонажи, запоминающиеся места. Они не будут читать о любви сантехника к кухарке.

Но если автор рискнёт рассказать об этом, то ему необходимо подумать над тем, как увлечь своих читательниц – продумать трогательный сюжет. Понять, как писать любовные сцены в романе так, чтобы самый непривлекательный с первого взгляда герой «заиграл», выделился. На протяжении всего произведения отмечать, как чувства героев изменили их, через какие трудности им пришлось пройти, чтобы доказать или показать свою любовь.

Фантастика

Фантастический жанр предпочитают в основном подростки или компьютерные гении. В плане жанрового разнообразия здесь есть где развернуться. Это может быть приключенческая история с невероятными украшениями: перевоплощения и необычные трюки, необыкновенные места и технические «навороты».

Фантастический жанр и хорош тем, что здесь можно придумать название, которое заинтригует читателя, создать увлекательный сюжет, взяв за основу народную сказку с ее чудовищами, волшебниками и храбрыми рыцарями или киберфантастику с её электронными новшествами.

Фэнтези - довольно популярный жанр потому, что здесь неограниченное «поле деятельности» для автора. И как написать фантастический роман, в каком ключе, зависит только от его воображения. Основной набор фантаста – главный персонаж, предмет его любви, могучие покровители или соратники. И конечно, противоборствующая сторона: главный злодей – коварный и непобедимый.

Детективы

Романы этого жанра всегда читали, читают и будут читать. Почему они популярны? Прежде всего, читатель желает развлечься, убежать от реальности. Ему нравится разгадывать преступление, словно ребус. Начало романа - это головоломка, которая ставит в тупик. А автор играет: скрывает улики, наводит подозрение на совершенно невиновного персонажа, который и ведёт себя так, словно он и есть преступник.

И читатель зачастую идёт неверной дорогой, его догадки ошибочны. Как правило, герой детектива – сыщик - превосходит читателя в сообразительности и изящно раскрывает преступление. Чтобы написать детектив, одной головоломки, конечно, недостаточно. Как научиться писать романы в жанре детектива? Во-первых, читателю интересно следить за ходом мыслей героев, преследовать вместе с сыщиком преступника и обосновывать догадки и подозрения.

Наказание злодея – тоже немаловажная деталь, читатель испытывает удовольствие при виде преступника, получившего по заслугам. Зачастую читатель отождествляет себя с главным героем, вживается в его роль и повышает собственную значимость. Хорошо написанный детектив вызывает у него уверенность в реальности происходящего. И он продолжает снова и снова входить в роль сыщика, читая один роман за другим.

Классика

Великие творения невозможно не знать. Классическая литература актуальна во все времена. Конечно, новую «Войну и мир» создавать не надо. Как написать роман, который покорит не один десяток читателей? Наполнить его глубоким смыслом, поднять глобальные актуальные проблемы, основываясь на вечных ценностях. Такое произведение никого не оставит равнодушным, будет интересно во все времена и станет приносить пользу.

Формула захватывающего произведения

На самом деле того, чего ещё не было написано, довольно много. Важно придумать что-то оригинальное, необычное. Одним словом, своё. Общей схемы написания романа нет. Да и не было никогда. Поэтому не существует универсальной формулы того, как писать романы, пользующиеся спросом. Но изобретать велосипед тоже не нужно. Начинающему мастеру пера достаточно воспользоваться общей структурой: сюжетом и композицией.

В хорошем произведении всё логически связано: одно действие (событие) вытекает из другого, и всё то, что к этому не имеет отношения, убирается. Основной принцип – последовательные, логически построенные действия героев. Это и есть сюжет произведения. Затем необходимо определиться с элементами сюжета. Что нужно тщательно продумать перед тем, как написать роман?

  • Экспозиция – персонажи, их взаимоотношения, время и место действия.
  • Предзнаменование – намёки, какие-либо знаки или подсказки, приоткрывающие дальнейшее развитие сюжета.
  • Завязка – важный элемент любого произведения. Это событие, которое развивает, провоцирует конфликт.
  • Конфликт – это основа любого произведения. Что может лечь в основу конфликта? Человек (персонаж) против человека или против самого себя. Герой против общества или природы. Человек против сверхъестественного или техники.
  • Нарастающее действие – важное условие того, как написать роман, который держит читателя в постоянном напряжении. Необходимо создать цепь событий, которые берут начало от конфликта. Постепенно действие нарастает и достигает пика.
  • Кризис – точка кульминации. Кризис начинается непосредственно перед кульминацией или одновременно с ней. Это именно тот момент, когда противоборствующие стороны сталкиваются, то есть встречаются лицом к лицу.
  • Кульминация – это самый значительный момент в романе. Самый интересный, так как герой сжимает зубы и идёт до конца либо ломается и проигрывает.
  • Нисходящие действия – это события или действия героев, которые ведут к развязке.
  • Развязка – разрешение конфликта. Герой побеждает или достигает поставленной цели, остаётся ни с чем или вовсе гибнет.

Как написать роман

Правила создания сюжета выделяют один элемент – кризис. Как сказано выше, это кульминационная точка в романе. Именно этот момент выделяет произведение, делает его захватывающим. Что характерно для него? Во-первых, кризис отражает жанр произведения.

Во-вторых, он должен буквально перевернуть жизнь героя, нарушить естественное течение его жизни, изменить её в худшую сторону. Этот момент требует особого внимания автора, так на преодоление последствий кризиса должна уйти вся книга, весь запланированный объем произведения. В противном случае получаются короткие романы, не раскрывающие полностью идею произведения.

В-третьих, кризис должен захватить самого автора. Только в этом случае книга будет увлекать и читатель не заснёт на середине романа. После того как автор определился с кризисом, нужно решить, что готов сделать герой для его преодоления, на что он пойдёт для достижения своей цели. Он должен быть уверен, что это единственно возможный путь выхода из создавшейся ситуации. Это и будет главная цель героя.

Четыре составляющие кризиса

Придумывая завязку, подводя персонаж к кризису, ни в коем случае не надо торопиться. Это своего рода фундамент произведения. И автору предстоит на нём строить. Плохо продуманный замысел рухнет, а мастерски созданная, умная завязка только придаст энергии и силы, которые и помогают создать полноценные шедевры, а не наполовину недописанные, короткие романы.

Обладание и избавление

Предметом обладания (избавления) может быть человек, идея, чувство, информация. Пытаясь разрешить кризис, персонаж должен этого добиваться. Например, девушка желает выйти замуж, но родные всячески препятствуют этому. И она пытается избавиться от их гнёта. Или отец ищет похищенного ребёнка. Желание найти своё чадо настолько сильно, что его не остановят никакие препятствия.

Трагические последствия

Герой не смог достичь своей цели, последствия ужасны – они полностью разрушают его жизнь. Не столь важно, как начать писать, а главное - дать понять читателю, что здесь многое поставлено на карту. Дать прочувствовать, пережить с героями всю трагичность сложившейся ситуации, страх. Одним словом, затянуть читателя, наделить персонажей чувствами, присущими каждому человеку. Создать ситуацию, которую просто необходимо разрешить. Девушка, не сумев преодолеть гнёт семьи, останется несчастной. Отец, не сумев спасти ребёнка, потеряет его.

Высокие побуждения

Это то, что всегда притягивает читателя. Если автор произведения наделит своего героя хотя бы одним достойным побуждением для достижения цели, читатели будут сопереживать ему, восхищаться и побуждения героя найдут отклик в их сердце. Какие высокие побуждения достойны внимания читателей? Это может быть чувство долга, любовь, достоинство, честь. Товарищество, справедливость, патриотизм зачастую находят у читателей отклик. Раскаяние и самоуважение – достойные, благородные побуждения.

Важно выделить сильные стороны. Например, следователь, раскрывая преступление, руководствуется чувством долга. Отец, спасающий ребёнка, руководствуется любовью. Более мягкие - великодушие или доброта - не произведут на читателя должного впечатления. Следует отметить негативные стороны – зависть, злобу, ненависть, гордыню, жадность, похоть.

Такими чертами наделяют обычно антигероев. Молодые писатели зачастую упускают этот момент: создать сильный персонаж с негативными побуждениями довольно трудно. Пожалуй, единственное негативное побуждение, которое может привлечь внимание читателя, – это месть. Когда герою не оставили выбора и единственный способ добиться справедливости – это месть.

Преодоление препятствий

И последнее, что должен сделать герой, чтобы добиться своей цели, – преодолеть препятствия. Автору необходимо создать непреодолимые препятствия. Кажется, что цель недостижима. Пересмотреть созданный кризис, насколько он глубок и непреодолим. При необходимости кризис можно усугубить: ухудшить ситуацию, сделать её масштабней, поменять какие-то элементы местами или место действия.

Конфликт разрешается

Почему важно построение сюжета? Потому что за время существования литературы выработана определённая схема воздействия на читателя. Если роман не вписывается в неё, он будет вялым и нелогичным. В объёмных произведениях с несколькими сюжетными линиями все вышеизложенные элементы повторяются неоднократно и подчиняются этим правилам построения сюжета.

Кроме того, построение цепи событий, переход от завязки к конфликту должен быть правдоподобным. Как написать роман, отвечающий этим требованиям? У персонажа должны быть серьёзные причины поступить так или иначе. Развязка, завершение конфликта - это результат действий героя произведения. В каждой сцене необходимы логика и здравый смысл. Читатель будет чувствовать себя обманутым, если персонажу просто везёт. Уважать персонажей он будет только в том случае, если они того заслужили – сделали что-то достойное.

Отступление от правил

Автор хочет отступить от общепринятых правил, но не знает как? Писать романы в стиле трэш – сейчас это довольно модное направление. В таком произведении автор отступает от правил. Он не скован литературными формами. Это просто поток сознания, расслабление, куски мыслей. Но тем не менее здесь должна быть интересная сюжетная линия. Должны присутствовать элементы, цепляющие читателя: юмор, настроение, бесовщинка, безудержное сумасшествие и т. п. То, что встряхнёт читателя.

Написать произведение с захватывающим сюжетом, необычными местами и нехарактерными для современного мира поступками можно, если окунуться в историю. Именно так. История любой страны, города, знаменитого сражения или биография известной личности интересны во все времена. Как писать исторический роман? Создать шедевр, достойный внимания, несущий в себе историческую ценность можно, только досконально изучив факты, свидетельства. Читатели внимательны к мелочам.

Желая воссоздать историю, необходимо изучить тот период времени, в которое автор хочет поместить своих героев. Обратить внимание на одежду, дома, обстановку, утварь, привычки, моральные ценности того периода. Буквально окунуться в то время. Выстроить сюжетную линию, вплести интригующих героев, наделить их высокими целями.

Название

Как придумать название книги – гениальное, запоминающееся? Прочтите книгу и подумайте о ее идее. Продумайте названия, подходящие к основному посылу или к главным эмоциям, которые вызывает ваш роман. Выпишите из книги излюбленные фразы. Может, они станут названием произведения. Подумайте о том, чтобы назвать роман в честь главного героя. Это довольно распространенная практика. Загадочные названия интригуют читателя, который ищет что-то необычное. В то же время название должно давать достаточно информации о предмете книги, но не слишком много, чтобы читатель оставался заинтересован. Будьте оригинальны. Придумайте название, которое будет выделяться из массы подобных.

Самое главное - не пугаться, если окажется, что роман с таким названием уже есть. Читателей всё равно больше. Знаменитыми становятся прежде всего книги, чьи авторы смогли придумать удачное название, собрать в единое целое идеи, мысли, факты и создать захватывающий, логически выстроенный сюжет.

fb.ru

Роман — Шпаргалка для писателя

Роман — литературный жанр, эпическое произведение большой формы, в котором повествование сосредоточено на судьбах отдельной личности в ее отношении к миру, на становлении, развитии ее характера и самосознания чаще всего в кризисный нестандартный период его жизни. Содержание романа обволакивает значительный временной отрезок и описывает судьбы многих действующих персонажей.

В романе широко изображена жизнь, гладко выстроен ряд событий, обычно используется большое количество героев, которые участвуют в событийном ряде произведения.

Роман дает талантливому писателю возможность показать прогресс духовного мира задействованных героев, обнажать изменения на любом отрезке времени, делать некий анализ тех условий, которые способны повлиять на формирование их характеров.

Авторы романов для создания уникальных художественных образов прибегают к различным ухищрениям, используют разнообразные технические приемы.

Это могут быть и описания, и определенное раскрытие событий, и индивидуальная речевая характеристика героев участвующих в жизни романа. Отсюда и композиция таких произведений зачастую бывает довольно сложной для восприятия читателем.

Удобным примером романа может служить работа Федора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание». В нем соблюдены следующие характерные черты истинного романа: противоречивый, сложный духовный мир основного героя раскрыт с исчерпывающей полнотой, показано его развитие.

Основополагающие стороны характера героя рассмотрены в тесной взаимосвязи с бытующими в произведении социальными контрастами и печалями всего общества в целом. Активное участие в драматических событиях, принимают еще несколько персонажей.

В романе затронуты острые социальные и глубочайшие нравственные философские вопросы, которые Достоевский успешно решает, в результате многообразие описанной им жизни, дает сложную композиционную структуру всего произведения: предельно напряженный, стремительно разрастающийся конфликт, столкновение противоположно расположенных идей, прекрасное использование в произведении диалогов и многое другое.

Признаки, которые были приведены для романа «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского, присущи для следующих литературных произведений: «Анны Карениной» пера Льва Николаевича Толстого, «Оливера Твиста» в исполнении Диккенса, «Мастера и Маргариты» Михаила Афанасьевича Булгакова, «Евгения Гранде» от Бальзака, и других популярных романов.

Основные виды романа

Предлагаемая классификация не претендует на полноту, которой трудно достигнуть, имея дело с таким жанром, как роман. Она позволяет объединить при сравнении некоторые романы, чтобы привлечь внимание к чертам сходства. В отличие от античного эпоса, средневекового рыцарского романа или, скажем, элегии, роман всегда был в постоянном конфликте с существующими литературными условностями. Все время меняя способы повествования, роман заимствовал элементы стиля у драмы, журналистики, массовой культуры и кино, никогда, однако, не утрачивая традицию репортажа, идущую из 17 в.

Социальный роман.

Повествование этого рода сосредоточено на разнообразных вариантах поведения, принятого в каждом данном обществе, и на том, как поступки персонажей отвечают или противоречат ценностным установкам данного общества. Двумя разновидностями социального романа являются нравописательный роман и роман культурно-исторический (как правило, строящийся как история семьи). Их персонажи всегда поданы на фоне культурных стандартов своего времени. Даже если в центре повествования находится внутренняя жизнь героев, его двигателем всегда являются их конфликты с внешним миром, представителями других классов и убеждений.

Нравописательный роман.

Нравописательный роман под пером Джейн Остин, Эдит Уортон и Г.Джеймса является более чем камерным социальным повествованием. Сосредоточенный на нюансах и стандартах поведения в обществе, этот тип литературы достигает наибольших удач в результате тщательного анализа мельчайших столкновений, происходящих часто в отгороженной от остального мира среде. Гордость и убеждение Джейн Остин — это расследование дурного поведения, неджентльменских поступков и различия между собственно гордостью и различными формами высокомерия, своеволия и эгоцентризма. Г.Джеймс и Эдит Уортон также делают чайную чашку на рауте плавильным котлом, где бушует борьба между индивидуализмом и социальным конформизмом. Небольшие ошибки ведут к страданиям и смерти героини в Дейзи Миллер Джеймса. «Нравы», которые описывает нравописательный роман, давно уже вышли за пределы «приличного общества». Он может иметь дело с богемой, наркоманами, университетскими профессорами и студентами, столичными штучками и провинциальными увальнями. От Джейн Остин и до наших дней романист-нравописатель часто становится сатириком, как, например, Ф.Рот, в романе Прощай, Колумбус делающий объектом сатиры средний класс.

Культурно-исторический роман.

Культурно-исторический роман более богат по фактуре. В отличие от плутовского романа это не беглый обзор социальных типов в сменяющих друг друга пестрых эпизодах. Культурно-исторический роман, такой, как Отец Горио Бальзака, Крошка Доррит Диккенса, Война и мир Толстого, В поисках утраченного времени Пруста, изучает отдельные личности, предлагает собственную социальную психологию классов и групп, содержит впечатляющие символы, в которых выражается отношение автора к целому образу жизни. В романе этого типа встречаются и элементы философии, и эксперименты с формой, но главным в нем является раскрытие значений, принципов и стилей социального поведения, которые управляют жизнями людей. Герой культурно-исторического романа узнает по ходу действия механизм социального продвижения, а также собственное место в общем устройстве мира (например, бальзаковский Эжен де Растиньяк).

Интерес к истории, характерный для культурно-исторического романа, часто проявляется в описании нескольких поколений. Для Толстого в Войне и мире прошлое принадлежит одновременно и обществу и частной жизни. С появлением монументальных мемуаров Пруста культурно-исторический роман вступил в новую фазу. В поисках утраченного времени — это не только воспроизведение привычек и манер более раннего периода, но воссоздание работы сознания автора, проникающего в сущность иллюзий как относительно социальной жизни, так и любви. В семи томах Пруст собрал детально документированный материал о состоянии общества, что, собственно, и является главным достижением автора культурно-исторического романа.

Для исследования общества в качестве представляющего его микрокосма часто используется история семьи. Т.Манн в Будденброках прослеживает, как одна семья теряет со временем свою групповую идентичность, превращаясь в новых поколениях из некого бюргерского единства в собрание невротиков. Культурно-исторический роман как художественная форма очень часто имитируется. Так называемые блокбастеры очень часто рекламируются в качестве чего-то «бальзаковского» или «толстовского». Унесенные ветром Маргарет Митчел и многие послевоенные произведения того же типа имеют все внешние приметы культурно-исторического романа, однако их весьма поверхностная социальная психология, стереотипные герои, мелодраматические ситуации и полная неспособность охватить всю сложность и многозначность социальной жизни явно выводит их за пределы обсуждаемой здесь литературы.

Психологический роман.

Психологический роман отличает сугубое внимание к внутреннему миру человека. В его технический арсенал входят аналитический комментарий, символика, внутренний монолог и поток сознания. Наиболее часто встречающиеся формы психологического романа — «роман воспитания» и детализированный портрет. Под портретом подразумевается последовательное изучение персонажа в момент кризиса.

Роман воспитания прослеживает временные стадии в жизни протагониста, преследующего определенную цель. В нем преобладает оптимистический настрой, ибо достигаемая цель — это художественный или профессиональный успех, духовный рост, достижение эмоциональной полноты. Протагонист изучает мир, страдает и под конец разрешает или хотя бы начинает по-новому понимать все конфликты, терзавшие его в детстве или юности.

В «Больших надеждах» Диккенса Пип, наиболее сложный психологический образ из всех персонажей писателя, борется со страхами детства, с самодовольными фантазиями, приходящими в противоречие с собственными лучшими задатками, со своими взрослыми недостатками. В результате он не столько добивается успеха, сколько отказывается от своего незрелого «я». Другой мотив, движущий героем, — вызов обществу. Им характеризуется Жюльен Сорель из Красного и черного Стендаля, он же является мотивом Портрета художника в юности Джойса. Психологический роман достиг «фрейдовских» откровений задолго до Фрейда. Уже Диккенс использовал страшную, угрожающую фигуру каторжника Мэгвича в Больших надеждах как подавленный детский образ, символизирующий асоциальные силы, влияющие на человеческую судьбу.

В арсенале романистов-психологов помимо прямого описания есть и другие методы. Герой часто сам «выдает себя». Так поступает Достоевский в Записках из подполья, давая выговориться своему анонимному «парадоксалисту». Поток сознания, отличающийся от сознательно выстроенного внутреннего монолога хаосом образов и ассоциаций, открывает, чем сознание является для самого себя. Классическим примером здесь являются ассоциативные скачки, передающие невыстроенную внутреннюю речь героя Улисса Леопольда Блума. Существуют и другие способы раскрытия мыслей и чувств. Один из них парадоксальным образом отрицает всякое заглядывание внутрь. «Психология» персонажа в этом случае выражается предметами, попадающими в его поле зрения. А.Роб-Грийе в Ревности с почти маниакальной точностью описывает самые обыкновенные предметы, попадающие в поле зрения трех людей на колониальной плантации, а также их действия. Однако на уровне мотивации и стиля поведения ничего не прояснено. Для Роб-Грийе человеческое поведение слишком сложно, чтобы укладываться в привычные психологические категории.

Невыразимое, таинственное и непрозрачное стало одной из характеристик современного повествования — от Хемингуэя, чьи герои отказываются раскрыть себя, до голосов С.Беккета, ничего не говорящих о самих себе, но наговаривающих тома об анонимности человеческого сознания в постсовременном мире.

Роман идей.

В романе всегда находилось место для разного рода теорий и мнений относительно общества, космоса, нравственных ценностей, собственно, обо всем на свете. В отличие от психологического романа, роман идей, или «философский» роман, использует персонажей в качестве носителей интеллектуальных теорий. Но если, скажем, в диалогах Платона участники являются лишь рупором философа, герои романа — полноценные персонажи, разделяющие те или иные взгляды. В Братьях Карамазовых Достоевский использует и фантастические (Легенда о Великом Инквизиторе), и «реальные» сцены, чтобы высказать идеи, которые мучают героев. Т.Манн в Волшебной горе использует и дебаты в духе Достоевского (диалоги либерала Сеттембрини с иезуитом Нафтой), и сложную систему символов (рентгеновский снимок как поэтическое проникновение в глубь вещей) для высказывания своих идей относительно современной цивилизации. Дебаты и символику использует Кафка в Процессе. В мире Кафки человек, оказавшийся жертвой преследования, всегда оказывается виновным; по странной логике современного мира, самой попыткой освободиться он зарабатывает себе наказание. Чешский романист М.Кундера создает вокруг своих героев угрожающее политическое окружение, заставляющее их искать автономии от него в игре, сексе и искусстве. В Невыносимой легкости бытия он исследует последствия господства тоталитарного режима 1968.

Приключенческий роман, роман с интригой, роман поисков.

Все эти типы романа исследуют территорию, выходящую за границы обыкновенной жизни. Как правило, они предусматривают миллионы сюжетных осложнений. Будь то дешевое развлечение или высокое искусство, эти романы удовлетворяют ожидания тех читателей, кому по душе сильные герои, кто любит быстрое, кинематографическое мелькание декораций. В традиции рыцарского романа протагонист преследует либо идеал, либо любимого человека, либо зачарованное место, либо какую-то определенную идею. На пути его ждут испытания, препятствия, унижения; в самом конце — исполнение желаний, крушение или разочарование.

В отличие от психологического портрета приключенческая история всегда связана с действием. Дороги, реки, морские путешествия и все в этом духе часто служат ключевым элементом в качестве либо функционального, либо символического пути к достижению цели. Любовь и страсть — центральный элемент романа поисков. Его самая простая форма — готическая история о бедной девушке, встретившейся с благородным богатым человеком (Ребекка Дафны дю Морье).

Более высоким качеством обладают любовные истории с элементом развлекательности, но обогащенные поэтическим чувством, иронией, трагизмом. Такими романами поисков, несмотря на все различия, являются Грозовой перевал Эмилии Бронте, Великий Гэтсби Фицджералда и Лолита Набокова. Как все романы поисков, они проникнуты готическим духом чудесного и страшного. Презрение ко всему условному и практическому отличает почти все романы поисков. Твеновский Гек Финн готов отправиться хоть в ад, при условии, что там его не встретит мисс Уотсон. Сжигает за собой мосты и герой Моби Дика Мелвилла.

Персонажи, ищущие приключений или втянутые в интригу, часто встречаются с трагическими последствиями. Трактовка приключения как катастрофы выделилась в почти отдельный жанр. Речное путешествие в Сердце тьмы Конрада и трагически заканчивающееся плавание по реке в Избавлении Дж.Дики никак не напоминают побег Гека Финна от цивилизации. Шпионские истории, выстраивающие сложные интриги вокруг людей, живущих в исключительных обстоятельствах, также могут заканчиваться самым непредвиденным образом. Предательство и политический цинизм разрушают жизнь героев шпионского триллера Ле Карре Шпион, вернувшийся с холода. Потенциал романа приключений и поисков очень велик. Он может включить в себя все возможное и хоть чуть-чуть правдоподобное для людей с воображением. Главное, чтобы это не напоминало ежедневную жизнь. Его герои и антигерои всегда находятся в крайних ситуациях и в странном антураже, но никогда не отрываются от корней романа, предполагающего позицию объективного репортажа; они никогда не становятся продуктами чистой фантазии.

Экспериментальный роман.

Подобно тем психологическим романам, что решительно рвут с логикой причины и следствия в сюжете и характеристике персонажей, экспериментальный роман добавляет литературе одно важное качество — постоянное осознание используемой литературной техники.

Экспериментальный роман подчас трудно читать, так как он считает своей целью не воспроизведение реальности, но выстраивание собственной формы. Сюжет и характер постоянно подвергаются автором сомнению. Основы такого подхода заложил еще Стерн в «Тристраме Шенди». Стерн и его последователи вступают в прямой контакт с «сообщником-читателем» (выражение Кортасара).

Эта линия не заглохла и в 19 в., что демонстрируют «Sartor Resartus» Карлейля, «Записки из подполья» Достоевского. Структура же «истории» подверглась сомнению еще в романе Гюисманса «Наоборот», где протагонист занят лишь чтением и потаканием своим прихотям. В эпопее Пруста «В поисках утраченного времени» главное — не сюжет, но сам момент воспоминания, когда под влиянием какой-то незначительной причины начинает работать память Марселя. Нет «истории» в строгом смысле и в Улиссе Джойса, который является, прежде всего, проекцией того, что может удержать в себе человеческое сознание: впечатлений, восприятий, знаний.

Еще более трудны для восприятия писатели, разрушающие сюжетное повествование. «Безымянный» Беккета представляет собой монолог, не имеющий отношения ни к каким событиям. Другие экспериментаторы сохраняют условность «рассказывания истории», однако совершенно не заинтересованы в ее ясности и доступности. Роман превращается в своеобразный лабиринт, где главными элементами становятся стиль и структура. Подобно странице Писания, страница романа обладает авторитетом написанного слова. Будучи древними, как сама западная цивилизация, слова могут быть расставлены так, чтобы забавлять и наставлять. Слова заставляют читателя сотрудничать, работать для собственного просвещения и понимания.

Современный опыт чтения романа связан с тишиной и отгороженностью от мира. Жанр стал своего рода внутренним космосом, местом, где можно размышлять, воображать, вспоминать. Роман — это форма познания, рассчитанная на века благодаря своей гибкости и постоянному стремлению оценивать возможности человека, находящегося в окружении других людей.

litkniga.ru

эпопея - что это такое? Примеры

Любой человек, который стремится к самообразованию, слышал о таком понятии, как «эпопея». Что это такое, обязательно должен знать каждый. Ведь уже со школьной скамьи мы знакомимся с такими шедеврами мировой литературы, как «Илиада» и «Война и мир». Однако далеко не все знают об отличительных чертах и особенностях этого жанра.

Что такое эпопея

В литературе это понятие используется для значительного по объему произведения, как стихотворного, так и прозаического, которое затрагивает общенациональную тематику. В период становления словесности подобные литературные труды описывали наиболее важные для тогдашних людей события. Среди главных тем был героические жизнеописания, военные столкновения, мифологические мотивы.

Примеры

В более поздних романах-эпопеях изображается уже не становление общества, а его ужасное положение при помощи комических средств. Среди подобных романов особенно выделяется поэма «Мертвые души» известного на весь мир украинского писателя Н. В. Гоголя.

Роман-эпопея как явление словесности проходил длительное становление, что стало причиной появления множества его разновидностей. Выделяют два типа таких произведений. К первому относятся романы, в которых характеры главных героев развиваются под воздействием событий национально-исторического масштаба. Например, «Война и мир», «После бури», «Тихий Дон». К другому типу можно отнести произведения, в которых эволюция героев происходит во время их участия в важных исторических событиях. Например, «Красное колесо», «Петр Первый».

Характерные черты

Любая разновидность произведений имеет свои отличительные черты, не стал исключением и роман-эпопея. Что это такое, было сказано выше, но чтобы суметь отнести произведение к этому типу, надо обязательно ознакомиться с его особенностями, среди которых - перечисленные ниже.

  • В романе-эпопее изображено национальное прошлое народа.
  • Очень часто подобное произведение основано на национальных преданиях.
  • Обычно время романа отделено от современности.

Такие отличительные черты выделил известный исследователь и литературовед М. М. Бахтин.

Классические эпопеи

К романам, которые стали классическими примерами эпопеи, относятся такие произведения, как «Илиада» и «Одиссея» (эпос Древней Греции), «Рамаяна» и «Махабхарата» (эпос Древней Индии) и «Песнь о Роланде» (Франция).

Роман + эпопея

Что это понятие совмещает в себе элементы и романа, и эпопеи, понятно даже из названия. От романа подобные произведения переняли описания судеб конкретных личностей, от эпопеи – становление героев на фоне национально значимых исторических событий, которые отражаются на судьбе всего народа. Это приводит к тому, что в романе-эпопее зачастую можно встретить не только массовые сцены и описания конкретных исторических событий, но и раскрытие внутреннего мира определенных героев.

«Война и Мир»

Наиболее известным не только в России, но и во всем мире романом-эпопеей является произведения Льва Николаевича Толстого «Война и мир». Автор лично написал статью о том, к какому жанру он относит свое творение. Она была опубликована в «Русском архиве» в марте 1868 года.

В своей статье Толстой говорит о том, что свой роман он не считает ни поэмой, ни исторической хроникой. Однако именно в этом произведении можно наблюдать очерчивание эволюции внутреннего мира героев, которое происходит на фоне исторических событий, то есть именно то, что обычно описывает эпопея. Что это именно так, свидетельствует и то, что автор написал историю народа, а не конкретной личности.

Подводя итог, надо отметить, что произведения, о которых говорилось выше, не просто обладают исторической ценностью, в них запечатлелись очень важные моменты развития цивилизаций. Ведь не зря по-прежнему эти произведения изучаются в школах и ВУЗах, о них слышал каждый, поскольку роман-эпопея - очень значимое в развитии всей мировой литературы явление.

Повлияли подобные эпические произведения и на многие другие сферы искусства. Свое отражение жанр также нашел в кинематографе. Например, «Битва за Москву» режиссера Юрия Озерова – самая настоящая эпопея. Фильм описывает наиболее крупные противостояния Великой Отечественной войны. Жанровые особенности киноэпопей: сочетание исторической достоверности, точности с широким художественным обобщением и романтическим пафосом.

fb.ru

15 лучших книг про любовь, которые 100% заставят вас плакать

15 лучших книг про любовь – популярные, романтические, самые интересные

До дня Валентина, конечно, еще далеко, но для книги о любви особенный день и не нужен. Как и сто лет назад, произведения о любви читают взахлеб, не отвлекаясь на посторонние раздражители, под чашечку чая или кофе. Один ищет в них ответы на свои вопросы, другому не хватает любви в жизни, а третий просто получает удовольствие от качества текста, сюжета и эмоций. Вашему вниманию — 15 самых романтичных книг о любви!

  • Поющие в терновнике. Автор романа (1977-й г.): Колин Маккалоу. Сага о 3-х поколениях одной австралийской семьи. О людях, которым пришлось немало испытать, чтобы жизнь одарила их счастьем, о любви к своей земле, о выборе, который однажды встает перед каждым из нас. Главные герои книги — Мэгги, скромная, нежная и гордая, и Ральф — священник, разрывающийся между Мэгги и Богом. Набожный католик, пронесший любовь к девушке через всю свою жизнь. Суждено ли им быть вместе? И что ждет птицу, поющую терновнике?

  • Одиночество в сети. Автор романа (2001-й г.): Януш Леон Вишневский. Данный роман стал в России настоящим бестселлером, окунув читателей в жизнь, понятную многим современным одиночкам, коротающим свои дни в Сети. Главные герои влюбляются друг друга по… ICQ. В виртуальном мире происходят их встречи, переживания, общение, обмен эротическими фантазиями, изучение друг друга. Они одиноки в реальности и уже практически неразделимы в Интернете. Однажды они встретятся в Париже…

  • Время жить и время умирать. Автор романа (1954-й г.): Эрих Мария Ремарк. Одна из самых сильных книг Ремарка наряду с произведением «Три товарища». Тема войны тесно переплетается с темой любви. Идет 1944-й год, немецкие войска отступают. Эрнст, получив отпуск, уезжает домой, но Верден превращен в руины бомбардировками. В поисках родителей, Эрнст случайно встречается с Элизабет, с которой они сближаются, прячась от авианалетов в бомбоубежище. Война снова разлучает молодых людей — Эрнст должен вернуться на фронт. Смогут ли они увидеться снова?

  • P.S. Я люблю тебя. Автор романа (2006-й г.): Сесилия Ахерн. Это история о любви, которая стала сильнее смерти. Холли теряет любимого супруга и впадает в депрессию. У нее нет сил ни на общение с людьми, и даже выходить из дома нет никакого желания. Неожиданно пришедший почтой пакет с письмами от мужа полностью переворачивает ее жизнь. Каждый месяц она открывает по одному письму и четко следует его наставлениям — таково пожелание супруга, который знал о своей скорой смерти…

  • Унесённые ветром. Автор романа (1936-й г.): Маргарет Митчелл. Остросоциальная, увлекательная книга, действие которой разворачивается в период Гражданской войны в США. Произведение о любви и верности, о войне и предательстве, амбициях и военной истерии, о сильной женщине, которую ничто не может сломать.

  • Дневник памяти. Автор романа (1996-й г.): Николас Спаркс. Они такие же как мы. И их история любви — совершенно обычная, каких тысячи случаются вокруг нас. Но от этой книги невозможно оторваться. Говорят, чем сильнее любовь, тем трагичнее будет финал. Смогут ли герои сберечь свое счастье?

  • Грозовой перевал. Автор романа (1847-й г.): Эмили Бронте. Книга-загадка о бурной страсти, яркой жизни английской провинции, о пороках и предрассудках, тайной любви и запретном влечении, о счастье и трагедии. Роман, который входит в десятку лучших уже более 150-ти лет.

  • Английский пациент. Автор романа (1992-й г.): Майкл Ондатже. Тонкое психологически выверенное произведение о 4-х исковерканных судьбах на исходе 2-й Мировой войны. И обгоревшем безымянном человеке, который стал для всех и вызовом и загадкой. Несколько судеб тесно переплелись на вилле во Флоренции — сбрасываются маски, обнажаются души, уставшие от потерь…

  • Доктор Живаго. Автор романа (1957-й г.): Борис Пастернак. Роман о судьбе поколения, которое стало свидетелем Гражданской войны в России, революции, отречения царя. Они вошли в 20-е столетие с надеждами, которым не суждено было сбыться…

  • Разум и чувства. Автор романа (1811-й г.): Джейн Остин. Уже более 200 лет эта книга оставляет читателей в состоянии легкого транса, благодаря удивительно красивому языку, сердечной драме и присущему автору чувству юмора. Неоднократно экранизирована.

  • Великий Гэтсби. Автор романа (1925-й г.): Френсис Скотт Фицджеральд. 20-е годы 20-го века, Нью-Йорк. За хаосом 1-й Мировой войны наступает полоса стремительного развития американской экономики. Также стремительно развивается преступность, и множатся миллионы бутлегеров. Книга о любви, неограниченном материализме, отсутствии морали и богатеях 20-х годов.

  • Большие надежды. Автор романа (1860-й г.): Чарльз Диккенс. Одна из самых читаемых книг автора. Почти детективный сюжет, немного мистики и юмора, толстый слой морали и фантастически красивый язык. Маленький мальчик Пип по ходу повествования превращается в мужчину — вместе с его обликом меняется его душевный мир, его характер, взгляды на жизнь. Книга о рухнувших надеждах, о безответной любви к бессердечной Эстелле, о духовном возрождении героя.

  • История любви. Автор романа (1970-й г.): Эрик Сигал. Экранизированный бестселлер. Случайная встреча студентки и будущего юриста, любовь, совместная жизнь, мечты о детях. Простой сюжет, никакой интриги — жизнь, как она есть. И понимание, что нужно ценить эту жизнь, пока тебе дают ее небеса…

  • Ночь в Лиссабоне. Автор романа (1962-й г.): Эрих Мария Ремарк. Ее зовут Рут. Они спасаются от нацистов и, волей судьбы, оказываются в Лиссабоне, откуда пытаются попасть на пароход в США. Незнакомец готов подарить главному герою 2 билета на тот самый пароход. Условие — выслушать его историю жизни. Книга об искренней любви, о жестокости, о человеческой душе, столь тонко отображенной Ремарком, будто сюжет списан с реальных событий.

  • Консуэло. Автор романа (1843-й г.): Жорж Санд. Действие начинается в Италии, в середине 18-го века. Дочь цыганки Консуэло — бедная девушка с божественным голосом, который станет ее счастьем и горем одновременно. Юношеская любовь — к лучшему другу Андзолето, взросление, пережитая измена, контракт с Берлинским театром и судьбоносная встреча с графом Рудольштадт. Кого выберет prima donna? И сможет ли кто-нибудь разбудить огонь в ее душе?

Читайте также: 20 самых интересных книг, от которых невозможно оторваться

Поделитесь с друзьями и оцените статью:

Опубликовано апреля 11, 2015 в рубрике: Стиль жизни;

www.colady.ru